Live

Наместник Ново-Иерусалимского монастыря: «Мы хотим, чтобы к нам заходили туристы, а выходили паломники»

Наместник Ново-Иерусалимского монастыря: «Мы хотим, чтобы к нам заходили туристы, а выходили паломники»
 О том, как идет процесс восстановления Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, об отношениях Церкви и государства, о туристическом кластере «Новая Палестина», а также о Великом посте в интервью православной социальной сети «Елицы» рассказал наместник монастыря игумен Феофилакт (Безукладников).

РЕСТАВРАЦИЯ МОНАСТЫРЯ— Отец Феофилакт, расскажите, на какой стадии сейчас находится восстановление Ново-Иерусалимского монастыря?— На первый взгляд может показаться, что строительные и реставрационные работы в полном разгаре, но это не так. Активная фаза была два-три года назад. В 2012-2013 году здесь работало 1,5 тысячи реставраторов, сегодня — 450, то есть в три раза меньше. На то есть разумное объяснение: в 2012 году здесь было выполнено реставрационных работ на 2 миллиарда 700 миллионов рублей, а в 2013 – почти 3 миллиарда рублей. В прошлом году эта сумма составила уже 1 миллиард 700 рублей, а в этом запланировано потратить всего 1 миллиард 50 миллионов рублей! Это связано с тем, что с Божьей помощью в монастыре выполнено более 50% всех реставрационных и 98% проектных работ. Часть расходов сократили в связи с экономической ситуацией в стране и мире.Между тем, еще многое предстоит сделать. Сейчас начался самый интересный период. Если раньше все работы в основном были направлены на укрепление стен и фундаментов, и были более дорогостоящими, то теперь они касаются только облика монастыря, его внешнего и внутреннего видов. Это более кропотливая работа, направленная на сохранение тех шедевров, которые здесь были, есть и будут.— А какие святыни сохранились в монастыре?— У нас здесь очень много сохранившегося архитектурного облика с XVII века. Можно сказать, что подлинной архитектуры этого столетия в таком объеме представлены только в нашем монастыре. И это, не смотря на то, что в 1919 году, в безбожную пору, он претерпел разорение, а в период Великой Отечественной Войны — разрушение во время двухнедельной фашистской оккупации. Наши главные святыни — это Гроб Господень, Камень Помазания, Святая Голгофа, место обретения Креста Господня, пять приделов, которые устроил сам Святейший Патриарх Никон с керамическими иконостасами, и многое другое.Сейчас мы стремимся придать монастырю такой облик, который бы донес до каждого нашего посетителя духовные сокровища, которые в нем хранятся. Нам бы очень хотелось, чтобы в наш монастырь заходили туристы, а выходили паломники; чтобы у них во время посещения нашей обители происходило преображение души.— Когда реставрация будет полностью завершена?— По Программе проведения реставрационных работ — в 2016 году. Но мы уже чувствуем, что некоторые объекты будут доделаны только к 2017 году. На восстановление каждой святыни в среднем уходит два года — пока пройдут все исследования, проектные работы. Например, сейчас в Воскресенском соборе, который уже отреставрировали в его основной части, идет реставрация шатра Ротонды над Кувуклией. Наша цель — придать ему такой же облик, в котором он простоял 200 лет, пока не был взорван фашистами.ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО— Специально для реставрации монастыря принимался указ президента Дмитрия Медведева (№ 245 «О мерах по воссозданию исторического облика Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального мужского монастыря Русской православной церкви»). Тогда же, в 2008 году, Дмитрий Медведев вошел в Попечительский совет, созданный для восстановления монастыря. Контролирует сегодня он ход работ?— Да, наш монастырь получил такую исключительную возможность как раз с помощью Дмитрия Анатольевича Медведева. Я не знаю, выдам ли я его секрет, но когда он в 2008 году шел на выборы президента, то дал Богу клятву — если одержит победу на выборах, восстановит какую-нибудь святыню. И когда это действительно произошло, Дмитрий Анатольевич приехал к Святейшему Патриарху Алексию, рассказал о своем обете, и тот благословил его на восстановление Ново-Иерусалимского монастыря. Некоторые работы в то время здесь уже начинались, но наша обитель настолько велика, что какой-то одной структуре восстановить ее просто невозможно. Нужно усилие всех – и Церкви, и государства, и банков, и корпораций. Поэтому здесь и возник такой удивительный Попечительский совет, который с тех пор курирует восстановительные работы. Первые несколько лет его возглавляли Президент и Патриарх. Как мы говорили — все простенько, ничего лишнего. Также в него вошли полпред по ЦФО, руководители профильных министерств, губернатор Московской области, корпорации «Газпром», «Ростехнологии», «Банк «ВТБ», ОАО «РЖД».Когда Патриарх Алексий почил о Господе, ему на смену пришел Патриарх Кирилл. А Дмитрий Медведев, не смотря на то, что сегодня занимает другой пост, все равно каждый год приезжает сюда и проводит заседания Попечительского совета.— Сейчас многие говорят о сближении государства с Церковью. На ваш взгляд — это хорошо или плохо?— Я бы не говорил о сближении. Здесь вопрос в другом: когда люди работают вместе над каким-то проектом, не важно, кто они — чиновники, священнослужители или простые люди, разве это плохо? Конечно же, нет. Наоборот Церковь говорит о симфонии и соработничестве.Все знают о том, какая была программа у Гитлера — убрать всю национальную, культурную и религиозную сторону жизни народа, чтобы через одно поколение это был уже не народ, не нация, не государство, а просто толпа. Поэтому наличие таких великих святынь, как наш монастырь, которые отображают в себе знаменательные моменты истории нашего государства, нам всем крайне нужны.Могу сказать, что за эти годы простые люди добровольно пожертвовали на восстановление монастыря миллиард рублей, государство вложило в него около восьми миллиардов. Думаю, это является доказательством того, что весь российский народ, включая чиновников и простых людей, понимает, какая великая святыня здесь возрождается.ТУРИСТИЧЕСКИЙ КЛАСТЕР— В Московской области сейчас строится туристический кластер «Русская Палестина», где основным центральным объектом станет Ново-Иерусалимский монастырь. Расскажите об этом подробнее — что проект представляет собой?— Хочу заметить, что выражение «Русская Палестина» появилось еще во времена Патриарха Никона. Это он заметил, что топографически территория сегодняшнего Истринского района соответствует основным святыням Святой земли. Здесь тоже есть село Воскресенское, гора Фавор, река Истра, она же Иордан, и даже Новый Иерусалим. Сейчас организаторы проекта размышляют над тем, как обозначить все эти объекты на карте.Надо сказать, что туристическая концепция уже разработана, ее было не сложно сделать. Для этого достаточно посмотреть в интернете какие здесь имеются гостиницы, кафе, навести справки о транспортном сообщении и т.д. Но это концепция светская. Главная же концепция должна быть духовная, и она должна включать в себя информацию о местных святынях. А это уже более широкая и грандиозная задача.Когда мы едем на Святую Землю в Израиль, то стремимся там посетить Храм Гроба Господня, побывать в Вифлееме, взобраться на гору Фавор, искупаться в реке Иордан, подойти к Елеону. Точно так же все должно быть и здесь. Люди, приезжающие в Ново-Иерусалимский монастырь, должны иметь возможность здесь остановиться, а уже отсюда совершать паломничества к окрестным святыням.— А как вообще возникла идея создания подобного кластера?— Все просто. Уже в процессе реставрации мы все стали задаваться вопросом — а как дальше эту святыню содержать? По подсчетам аналитиков, ежегодно на содержание нашей обители потребуется 113 миллионов рублей. Сам монастырь таких средств заработать на свечках и записках не сможет, а значит необходимо создание каких-то структур, взаимодействие с которыми будет помогать поддерживать его состояние. Собственно, поэтому и возникла идея создания подобного туристического кластера, в который должны войти гостиницы, магазины, парковки, кафе и многое другое.В этом году будет принято около 15 объектов Нового Иерусалима (всего их 30), и по мере того как нам они будут передаваться после реставрации, уже на монастыре будет лежать ответственность за их содержание. А с этим могут возникнуть большие проблемы. Ведь мы даже не можем самостоятельно обогреть свой монастырь зимой. Особенно это касается Воскресенского собора: его высота — почти 75 метров, а площадь — 6,5 тысяч квадратных метров. В нем все сделано таким образом, что какой бы ни был лютый мороз зимой, в соборе должно быть не меньше + 8 градусов. Если будет меньше, то вся лепнина, позолота, резьба, штукатурка — все потечет, поплывет, и мы погубим эту святыню, а это уже уголовное преступление. В нашу задачу входит избежать всех возможных негативных последствий, но для этого нам нужен источник финансирования.— Проблема с содержанием Ново-Иерусалимского монастыря существовала и раньше или этот вопрос актуален только для сегодняшнего дня?— Получается, что раньше проблема так остро не стояла, объясню почему. Когда Патриарх Никон принял решение создать монастырь, он купил 680 га земли, на которой проживало десять тысяч крепостных крестьян. Благодаря такому людскому ресурсу, оброку и барщине, было возможно что-то создавать и содержать. Кроме того, на тот момент монастырь занимался рыбной ловлей на Белом море, имел соляные варницы в Соликамске (р. Кама), также к нему были приписаны еще и другие монастыри, которые его поддерживали. Потом при императрице Екатерине II часть земель у монастыря была изъята, но вместо этого из государственной казны выдавались средства на его содержание.Сегодня по нашему законодательству бюджетные деньги не могут направляться на финансирование монастыря. Поэтому мы и ищем третий вариант — как его содержать. Ведь как будет обидно, если весь проделанный труд окажется впустую.НЕМНОГО СТАТИСТИКИ— Отец Феофилакт, есть ли у монастыря сейчас свои земли?— Да, сегодня в наших владениях находится 23 гектара земли. На них расположены подсобные хозяйства монастыря. Конечно, этой территории недостаточно, но мы благодарны Богу и за это. Интересный момент: когда 6,5 лет назад меня назначили наместником этого монастыря, здесь еще не был оформлен землеотвод, то есть после развала СССР его земля до сих пор оставалась ничейной. А без необходимых на нее документов было не возможно выделение бюджетных средств и проведение всех реставрационных работ. Поэтому нам пришлось сначала эту землю оформлять в собственность государства, затем ставить на кадастр, и только потом мы уже получили ее в пользование.— Какова сегодня численность братии монастыря?— В данный момент в монастыре 10 монахов при этом в 2008 году был лишь один. Став наместником монастыря, первым делом я направил все свои усилия на увеличение числа священнослужителей, которые бы смогли каждый день совершать монастырские богослужения, а также те требы и таинства, которые у нас совершаются как и во всех других обителях.Надо сказать еще и о том, что не все, кто просятся к нам, потом остаются в числе братии. И это нормально — когда человек приходит в монастырь, он должен пожить рядом с монахами их жизнью, в их ритме, в тех условиях, в которых они живут, а это выдерживают не все.— Расскажите о приходской общине монастыря.— В первый год моего служения в монастыре паства уже была, в воскресенье храм всегда наполнялся, в праздники, слава Богу, тоже. Особенно приятно, что теперь у нас подрастает своя паства — те, кого мы сами крестили, венчали. Это самые преданные прихожане, для них монастырь уже стал родным. Мы этим очень дорожим.— А сколько паломников ежегодно посещают Ново-Иерусалимский монастырь?— Помню, когда я только пришел в этот монастырь, в его стенах находился музей. Так вот его сотрудники пытались сосчитать количество посетителей по продаваемым в него билетам. Тогда за год было продано 370 тысяч билетов. Но, потом, как выяснилось, по этой цифре нельзя судить о количестве прибываемых туристов или паломников. Ведь некоторые из них покупали отдельно билеты — в собор, на конный двор, музей деревянного зодчества и т.д. Года три назад на Крещение к нам приехало погружаться в купель более 23 тысяч человек, а в этом году — уже более 35 тысяч. Но опять же назвать точную цифру посетителей монастыря очень сложно.— Вы сказали, что раньше музей находился в стенах монастыря. А где он находится сейчас? И почему его перенесли?— Да, его действительно перенесли, на что были свои веские причины. Музей находился в стенах монастыря на протяжении 92 лет. Однако все всегда понимали, что музей — это государственное учреждение, к тому же светское. Находясь в стенах монастыря, он не мог себе многое позволить, например, устроить светские мероприятия. В итоге, несколько лет назад, благодаря правильной позиции Святейшего Патриарха и поддержке государства было принято правильное решение о том, что внутри монастыря должен быть только монастырь, а музей должен быть выведен за его пределы. Под строительство нового музея отвели 4 гектара земли за рекой Истра (Иордан), что в 296 метрах от нас. Сейчас там стоит его новое здание площадью 28 тысяч квадратных метров. В прошлом году 7 ноября состоялось его торжественное открытие, на котором присутствовали Патриарх Кирилл и Председатель Правительства РФ Медведев Д.А. На сегодняшний день это самый крупный музей Московской области, в нем около 180 тысяч экспонатов, в числе которых есть и современная живопись.О ВЕЛИКОМ ПОСТЕ— Почему пост называется «Великим»?— Великий он, потому что по продолжительности самый длинный пост, а по значимости -самый строгий. Он призывает всех к воздержанию в пище и питии, от гнева, ярости, осуждения и вредных привычек.Воздержание приучает нас к тому, чтобы у нас дух начал бы господствовать над плотью. И это время для нас очень важно и полезно в нашей жизни.— Однако пост — это не только ограничения в еде. Во время Святой Четыредесятницы также нужно бороться со своими страстями и много молиться...— Безусловно, Вы правы. В период Великого поста мы все должны больше времени проводить в храмах и много молиться. Только благодаря этому мы получаем правильный настрой, начинаем правильно думать, рассуждать, чувствовать — так как нам предлагает Святая Церковь. С помощью этого мы можем побеждать в себе страсти, пороки. Господь дает нам время поста для того, чтобы мы стали лучше, очистились, подготовили себя к вечности. Конечно, этим нужно заниматься всегда, но особенно во время постов. Что же касается таких явлений современного мира как телевидение и интернет, то сами по себе они — это ни плохо, ни хорошо. Это просто техническое изобретение. Вопрос в том -как он используется людьми. К сожалению, в 95% случаях по этим информационным каналам можно получить только негативную информацию. В итоге получается, что весь тот положительный настрой, который мы получаем во время поста, теряется при просмотре телевизора или сидя в интернете.Если говорить о социальных сетях, то я могу дать такой совет: все время ставьте перед собой вопрос — зачем вы входите в нее, с какой целью. И когда вы получили ответ на него, то тут же выходите из сети, чтобы не потерять контроль над ситуацией. Я прекрасно понимаю, что сегодня без телевизора и Интернета не обойтись, я и сам порой ими пользуюсь. Но если мы безудержно предадимся СМИ, то у нас больше ни на что не хватит времени, мы просто погубим свою душу.— Вы сказали, что пользоваться интернетом во время Великого поста нужно с осторожностью. А что если это будут православные ресурсы, такие, как например, наша православная социальная есть «Елицы»?— Думаю, что в таком случае, для пользователей это будет полезно. Читают книги сейчас все меньше, а больше находятся в социальных сетях, значит надо через них донести до пользователей добрую положительную информацию. Я вижу, что «Елицы» направлены именно на это. Апостолы в свое время сеяли доброе семя, так и сеть «Елицы» сегодня его сеет, а уж где оно прорастет, какую пользу и кому принесет — это уже в руках Господа. Поэтому смысл такой работы очень высок.                                                                             Беседовали Наталья Чиж и Татьяна Лесникова

Комментарии (/articles/16218-namestnik-novo-ierusalimskogo-monastyrya-my-khotim-chtoby-k-nam-zakhodili-turisty-a-vykhodili-palomn/)