Live

Нино Катамадзе: Я не пою по стандартам

Нино Катамадзе: Я не пою по стандартам
В преддверии тюменского концерта Нино Катамадзе и группы Insight редакция Портала поговорила с фронтвумен коллектива и узнала, почему их альбомы «цветные», как сами музыканты определяют свою музыку и как проходит обычный день Нино.


Как появилась идея делать цветные альбомы (Green, Red, White, Blue)? «Цвет альбома» вы с группой определяете сразу или в процессе записи путём долгих споров?


Музыка для меня – часть внутреннего состояния. White – спокойный, музыка в нём тонкая и прозрачная. Black – более энергичный. Некоторые песни в них совпадают, чтобы посмотреть на них с разных сторон. Blue – мир голубого неба, это глубокое пространство и душевное спокойствие. Red – энергичный, динамичный, полностью соответствует красному цвету. А Green – это цвет жизни, покоя, внутренней силы.  Yellow – теплый и солнечный. Новый цвет приносит новое состояние, поэтому наши альбомы называются разными цветами.

В Тюмень часто приезжает ещё одна грузинская группа Mgzavrebi. Они, как и вы, поют на грузинском языке. Многие зрители не понимают из этих песен ни слова, однако, на концертах всегда аншлаг. Как думаете, насколько в музыке важно слово? Общаетесь ли вы с ребятами из Mgzavrebi? 

Человек слушает ту музыку, которую в состоянии понять. Все зависит от твоего состояния. Мне интересна музыка во всех ее проявлениях – jazz, rock, world, классика, а также творчество любого живого человека. Группа Mgzavrebi  -  прекрасные, добрые, талантливые ребята, чутко хранящие грузинские традиции в музыке. Мне приятно, что на грузинско-российской сцене появилась такая колоритнейшая группа. С удовольствием хожу на концерты друзей и знакомых: покупаю билеты, как обычный зритель, приобретаю самостоятельно музыкальные диски, даже если могу получить их в подарок.


Расскажите, как вы нашли друг друга с музыкантами из Insight? В вашем союзе царит гармония или всё-таки есть место творческим разногласиям?

Мы вместе очень долго  творим с группой Insight (Insight ­ – группа, с которой выступает Нино Катамадзе. В нее входят: Гоча Качеишвили – гитара, Уча Гугунава – бас-гитара и Давид Абуладзе – ударные – прим. ред.). Мы все одна семья,  мы крестные родители нашим детям. Мы так долго вместе, что никого не надо ни о чем расспрашивать, все чувствуют и понимают друг друга. Я знаю, что если на сцене что-то не так, каждый старается сделать что-то такое, чтобы рассмешить другого. Наши встречи для нас праздник, мы так живем. Мы настоящие и живые! Трудно передать словами, какой комфорт я испытываю от того, что рядом со мной музыканты высочайшего уровня. С профессионалами можно работать с закрытыми глазами – ты просто «отправляешь» им чувство и ждешь от них продолжения, ответа. Мы как единое целое.

Вашу музыку часто определяют как «джаз-фьюжн». Как вы поняли, что хотите исполнять именно джаз?

Я обычно не обозначаю нашу музыку каким-то определенным жанром. Хотя, действительно, многие музыкальные критики говорят, что мы играем джаз. Но я не пою по стандартам, мало того, я их вообще не знаю. У нас просто свободная форма – музыканты на сцене абсолютно свободны. Даже в джазе более стандартные формы, чем у нас. Иногда про нас говорят, что мы играем «фьюжн», то есть смесь разных стилей. Но какая разница?! Мы играем абсолютно для всех. Мне кажется, что мы играем People Music – это народная музыка, музыка для людей. 

Ваши программы нельзя назвать статичными, так как, если правильно понимаю, сет-лист с песнями являются отправной точкой для дальнейшей импровизации. На сцене, когда вы «джемите», то вы с музыкантами на равных или всё же руководите процессом как фронтвумен?

Концерт – сложная схема, требующая профессиональных знаний. Импровизация помогает больше верить в себя, в свои возможности. Каждый раз новый опыт, потому что сегодня это один репертуар, завтра другой. Мы знаем, какое начало у песни, знаем какие-то формы, но все идет абсолютно свободно.


В одном из интервью вы рассказывали, что когда записывали альбом Yellow в Германии, специально поселились рядом со студией, чтобы впитывать окружающую атмосферу. А что вас может вдохновить на создание музыки?

Я всегда трепетно готовлюсь к встрече с музыкой. Я стараюсь делать свою музыку свободной и хочу, чтобы каждый человек нашел себя в моей музыке. На самом деле, мы проводим мало времени друг с другом и еще меньше — сами с собой. Тот отрезок времени, который люди проживают вместе, и есть творчество, и есть музыка, и есть песня. Мы приедем с любовью,  будем говорить и петь только о любви. 

Где вам комфортнее выступать: на многотысячных стадионах или на камерных площадках? 

Бывает, залы такие маленькие, что в них просто не может поместиться какая-то музыка. Или наоборот – предлагается большое, открытое пространство, и ему нужно больше энергии, больше сил. Я стараюсь создать гармонию между зрителями и музыкой.

Можете ли вы описать своего среднестатистического слушателя? Общаетесь ли вы с поклонниками?  

Я собираю истории – обо всём, что связано с жизнью нашей группы, и каждый раз удивляюсь, как много людей принимают участие в нашем творчестве, какие прекрасные у нас поклонники. Потому что наш концерт — не самое простое для восприятия действие, и те, кто приходит к нам, точно знают куда идут. У меня мурашки по телу бегут, когда я понимаю, насколько важен в нашей жизни каждый человек, каждая пара глаз, которая смотрит на тебя, каждый комплимент. Представляете, сколько мне нужно в себя набрать, чтобы потом быть «для всех»? Поэтому я всегда думаю с огромной благодарностью о своих зрителях и, клянусь, каждую ночь молюсь, чтобы им всем было хорошо. Молюсь и о том, чтобы они не потеряли интерес к нам, и мы не лишились желания выходить на сцену всегда новыми. 

В одном из интервью вы рассказывали, что в вашем доме не висит ни одного вашего плаката. Важно ли для вас признание?

Признание – очень важно для артиста. И нужно оно не тогда, когда ты состоялся, а в начале пути, не для того, чтобы получить комплимент, а ради совета и понимания, что стоит продолжать в том же духе. Любое сказанное доброе слово помогает тебе выпрямиться. Вообще признание и исповедование между людьми – это важно не только в музыке, но и вообще в жизни.


Вы много гастролируете, при этом у вас сильна связь с семьей. Вы готовы когда-нибудь оставить сцену, чтобы больше времени проводить с близкими? 

У меня не только творческая, у меня вполне человеческая мечта – быть матерью. Тем более, когда растет совершенно уникальный сын. Наверное, то же самое могла бы сказать любая мама – все же любят своих детей! Я мечтаю быть с ним, утром провожать в школу, вечером просто разговаривать. У него совершенно фантастическое восприятие мира, музыки, цвета, слов. Главное, чего я хочу на самом деле, – быть мамой.

Как проходит ваш день, когда вы не на гастролях, а дома в Грузии? 

Я люблю готовить и  наслаждаюсь ощущением, чем и как я могу угостить и поухаживать за моей семьей или гостями, если они заходят. Люблю ходить на рынок и выбирать продукты, думая о моих родных. Я много разговариваю с людьми, на рынках или в магазинах, бывает, покупаю специально за дорого. До сцены я хочу жить по-простому. Потому что должна знать, что такое жизнь простого человека, и чувствовать, что сейчас болит, чем я могу помочь, какой мелодией, нотой, каким тембром и глубиной, чтобы разделить горе или радость. Люблю, когда все дома.
 

Ваша любимая фраза?

Важно жить в гармонии с самим собой… Всегда помогает Вера и Любовь к Богу.


Напомним, что в Тюмени Нино споёт 5 апреля в 19:00 в ДК «Нефтяник». Приобрести билеты можно здесь, а выиграть два пригласительных от Портала - здесь.


Текст: Дарья Вехтева
Фотографии предоставлены героиней интервью  

Комментарии (/articles/225315-nino-katamadze-ya-ne-poyu-po-standartam/)