Live

Современный взгляд взаимодействия контркультуры и молодёжи

Современный взгляд взаимодействия контркультуры и молодёжи
Все молодёжные субкультуры зародились во второй половине 20 века в странах Западной Европы и США, откуда, в первую очередь с помощью магнитных записей рок групп и журналов распространились по всей планете (в тех странах, где контроль со стороны государства на молодёжные популярные телевизионные и радиопередачи, а также на печатную продукцию и настроения среди молодёжи значительно ослаблены). СССР также не стало в этом смысле исключение. Однако, заимствуя часто атрибутику и музыкальные стили из тех стран, где она возникла, в каждой новой стране молодёжная субкультура развивается по свои особенностям.Конец 1980-ых годов сопровождается интенсивным ростом молодёжных субкультур в России. Именно в это время, в больших городах СССР появилось множество «площадок», на которых для общения и обмена аудиозаписями рок – групп вне зависимости от района проживания в данном городе стала собираться молодёжь; именно в это время вместе с заимствованными ранее из английского языка словами «хиппи», «панки» в русском языке появился свой собственный термин «неформалы», обозначающий как субкультурные общества, так и политические, экологические и прочие объединения – НОМы (Неформальные Объединения Молодёжи), пытающиеся играть какую-то социальную роль. Помимо «положительных» объединений, существует множество объединений, которые идут вразрез любой доминирующей культуре. Которые часто ведут себя аполитично и вызывают агрессию масс. Это контркультура.Термин «контркультура» впервые был использован американским социологом Теодором фон Роззаком, применявшим его для обозначения новых течений в искусстве, черпавших вдохновение из источников, противопоставляющих себя традиционной культуре. Помимо прочего, контркультура противопоставляла себя тем, что ставила во главу угла чувственно-эмоциональное переживание бытия, находящееся за рамками умозрительно-логических методов познания.Контркультура, как правило, не просто имеет парадигму, отличающуюся от парадигмы доминирующей культуры, но и явным образом противопоставляет себя доминирующей культуре, ставит под сомнение господствующие культурные ценности, нормы и моральные устои, создаёт свою собственную систему норм и ценностей. Тема повседневности является чрезвычайно значимой для современных протестных движений. Контркультура берёт своё начало с 1960-х гг., когда преобладало большинство культур «карнавального» типа: хиппи, американские диггеры, йиппи и мазафакеры, когда стирались грани между политикой и искусством, и сливались с повседневной жизнью.Одними из первых современных «протестных» движений были автономы (1970-1980 гг.), они пытались возвратить групповой и индивидуальный контроль в повседневной жизни. Для них было не только важным открыто протестовать на баррикадах с коктейлем Молотова в руках, но и менять жизнь здесь и сейчас вместе со своими друзьями. Если брать во внимание рок, то большинство культурологов, социологов и публицистов склоняются к рассмотрению его как капиталистического продукта «массовой» культуры, либо провозглашать его суб (-контр) культурой, голосом рабочей молодёжи, аутентичным носителем социального протеста.Молодёжь, находящаяся в подростковом периоде, особенно остро воспринимает то, что близко её внутреннему содержанию, вечному состоянию противоречия, противопоставления всему, что ей чужеродно. Именно в этом круге, где слово «анархия», само по себе в моде, чем его многочисленные значения, свобода трактуется как негативный слоган: «не говори мне, что делать!». На практике, это часто обозначает не более чем обозначение права быть ленивым, эгоистичным, не отвечать за свои поступки или что-то в этом роде. Новые поколения исходят из результатов, доставшихся в наследство от всех предшествующих поколений, однако отношение к этому наследству весьма избирательно, они увязывают и развивают в нём только то, без чего невозможно дальнейшее существование и развитие и отрицают то, что с их точки зрения уже устарело и потеряло всякий смысл.Современное мировое общество поддерживает Straight Edgeров. Кто они? Это в своём большинстве молодёжь, которая придерживается здорового образа жизни, отрицает всякое принятие алкоголя, употребление наркотиков, отказ от кофеиносодержащих продуктов, медикаментов и беспорядочных половых связей. Но есть и своеобразная ей и контркультура – антистритэйджеры. Человек причисляет себя к панк культуре и придерживается левых взглядов, он на каждом шагу кричит о свободе выбора, а сам, как бык на тряпку, кидается на отличный от его собственного образ жизни.  Если по отдельности разобрать само ответвление SxE (Straight Edge), то оно характеризуется 3 типами:1 тип: характеризуется абсолютной преданностью движению, следованием за идеалом, навязанной культурой этого образа жизни.2 тип: люди, которые вполне позитивны, разделяют идеалы движения, но говорят, что не хотят вешать на себя бирку; западные SxE — это люди, на которых не стоит ровняться, и, поэтому не будут называть себя SxE из-за американизированного понятия этого слова.3 тип: люди, которые каким-то образом не принадлежат к SxE (принадлежат к панк культуре, и иногда пренебрегают правилами здорового образа жизни), но с пониманием относятся к выбору других людей. Они могут негативно относиться к их образу жизни, могут спорить с ними, но в любом случае, они уважают их выбор, как и они их.Современные «борцы за справедливость» среди молодёжи, по-разному обращают внимание на существующие проблемы. Одни вступают в партии и пытаются внутри неё что-то изменить, создают свои, выступают на телевидении или пишут в газетах, на форумах, блогах. Одни посредством песен с прямым текстом, либо скрытым подтекстом. Другие посредством картин или другого более современного вида пытаются привлечь внимание, заинтересовать, начать революцию внутри масс. Этот вид культуры называется граффити. Символика граффити — это символика тотемов и табу, что было отмечено западными исследователями, изучавшими граффити с точки зрения криминалистики и социальной психологии. Если истолковать непонятные образы и символы, мы увидим, что большинство надписей и рисунков образуют две большие группы. Первая – это граффити с изображением «запретных» тем: секс, наркотики, отношение со школой, полицией, другими официальными институтами; вторая – система подростковых тотемов: музыкальные направления и отдельные исполнители, неформальные объединения и т.п. Как заявляли авторы нью-йоркских граффити в своеобразном манифесте, найденном С. Пауэрсом: «Граффити – язык тех, кого игнорируют. Если ваш стиль заимствован, значит, вас услышали. Вы получили то, чего хотели». Следовательно, как и сто лет тому назад, авторами граффити руководит желание быть услышанным, стремление к общению с миром в формах, которые остальные расценивают преимущественно как проявление вандализма. Для субкультур, направленных на агрессивную уличную деятельность, типично использование одежды, удобной для драк. Так, например, любера на ранних этапах своего существования носили летом спортивную одежду, а зимой телогрейки; существовала практика в момент драки одевать специальную одежду (например, вязаные шапочки и шарфы поверх воротника), чтобы распознать своих. Аналогично, у скинхедов, возникших в Англии в 1960-х и появившихся в России в годы перестройки, субкультурная одежда также трактуется как приспособленная для драки. Иногда в одежде агрессивных групп фиксируется указание на боевой статус (аналогично воинским наградам и знакам отличия). Так, у футбольных фанатов существует особая символика для высокостатусных агрессивных hooligan’s. Ношение такой атрибутики не только даёт фанату повод гордиться, но и создаёт ему проблемы, т.к. провоцирует агрессию со стороны противоборствующих фанатских группировок.Специфика этой субкультурной формы состоит в ситуативной идентификации, что требует от участников минимум усилий и не затрагивает глубоко образ жизни. Сама игра на футбольном поле их вдохновляет, но более значимы моменты общей эмоциональной разрядки, возможности «оторваться», проявлять свои чувства в полной мере (орать, буянить).Молодежные субкультуры в России несут на себе воздействие криминализации общества, западной культурной экспансии, тяги к преодолению рутины повседневности, «родимых пятен» советской эпохи. Эти воздействия переплетаются, в разной мере присущи тем или иным субкультурным феноменам. Главное же состоит в том, что субкультурная специфика не свойственна молодому поколению россиян как таковому, это мозаика социокультурных образований, фрагментарно рассеянная в молодежной среде. 

Все молодёжные субкультуры зародились во второй половине 20 века в странах Западной Европы и США, откуда, в первую очередь с помощью магнитных записей рок групп и журналов распространились по всей планете (в тех странах, где контроль со стороны государства на молодёжные популярные телевизионные и радиопередачи, а также на печатную продукцию и настроения среди молодёжи значительно ослаблены). СССР также не стало в этом смысле исключение. Однако, заимствуя часто атрибутику и музыкальные стили из тех стран, где она возникла, в каждой новой стране молодёжная субкультура развивается по свои особенностям.

Конец 1980-ых годов сопровождается интенсивным ростом молодёжных субкультур в России. Именно в это время, в больших городах СССР появилось множество «площадок», на которых для общения и обмена аудиозаписями рок – групп вне зависимости от района проживания в данном городе стала собираться молодёжь; именно в это время вместе с заимствованными ранее из английского языка словами «хиппи», «панки» в русском языке появился свой собственный термин «неформалы», обозначающий как субкультурные общества, так и политические, экологические и прочие объединения – НОМы (Неформальные Объединения Молодёжи), пытающиеся играть какую-то социальную роль. 

Помимо «положительных» объединений, существует множество объединений, которые идут вразрез любой доминирующей культуре. Которые часто ведут себя аполитично и вызывают агрессию масс. Это контркультура.

Термин «контркультура» впервые был использован американским социологом Теодором фон Роззаком, применявшим его для обозначения новых течений в искусстве, черпавших вдохновение из источников, противопоставляющих себя традиционной культуре. Помимо прочего, контркультура противопоставляла себя тем, что ставила во главу угла чувственно-эмоциональное переживание бытия, находящееся за рамками умозрительно-логических методов познания.

Контркультура, как правило, не просто имеет парадигму, отличающуюся от парадигмы доминирующей культуры, но и явным образом противопоставляет себя доминирующей культуре, ставит под сомнение господствующие культурные ценности, нормы и моральные устои, создаёт свою собственную систему норм и ценностей.

 

Тема повседневности является чрезвычайно значимой для современных протестных движений. Контркультура берёт своё начало с 1960-х гг., когда преобладало большинство культур «карнавального» типа: хиппи, американские диггеры, йиппи и мазафакеры, когда стирались грани между политикой и искусством, и сливались с повседневной жизнью.

Одними из первых современных «протестных» движений были автономы (1970-1980 гг.), они пытались возвратить групповой и индивидуальный контроль в повседневной жизни. Для них было не только важным открыто протестовать на баррикадах с коктейлем Молотова в руках, но и менять жизнь здесь и сейчас вместе со своими друзьями. 

Если брать во внимание рок, то большинство культурологов, социологов и публицистов склоняются к рассмотрению его как капиталистического продукта «массовой» культуры, либо провозглашать его суб (-контр) культурой, голосом рабочей молодёжи, аутентичным носителем социального протеста.

Молодёжь, находящаяся в подростковом периоде, особенно остро воспринимает то, что близко её внутреннему содержанию, вечному состоянию противоречия, противопоставления всему, что ей чужеродно. Именно в этом круге, где слово «анархия», само по себе в моде, чем его многочисленные значения, свобода трактуется как негативный слоган: «не говори мне, что делать!». На практике, это часто обозначает не более чем обозначение права быть ленивым, эгоистичным, не отвечать за свои поступки или что-то в этом роде. Новые поколения исходят из результатов, доставшихся в наследство от всех предшествующих поколений, однако отношение к этому наследству весьма избирательно, они увязывают и развивают в нём только то, без чего невозможно дальнейшее существование и развитие и отрицают то, что с их точки зрения уже устарело и потеряло всякий смысл.

Современное мировое общество поддерживает Straight Edgeров. Кто они? Это в своём большинстве молодёжь, которая придерживается здорового образа жизни, отрицает всякое принятие алкоголя, употребление наркотиков, отказ от кофеиносодержащих продуктов, медикаментов и беспорядочных половых связей. Но есть и своеобразная ей и контркультура – антистритэйджеры. Человек причисляет себя к панк культуре и придерживается левых взглядов, он на каждом шагу кричит о свободе выбора, а сам, как бык на тряпку, кидается на отличный от его собственного образ жизни.  Если по отдельности разобрать само ответвление SxE (Straight Edge), то оно характеризуется 3 типами:

1 тип: характеризуется абсолютной преданностью движению, следованием за идеалом, навязанной культурой этого образа жизни.

2 тип: люди, которые вполне позитивны, разделяют идеалы движения, но говорят, что не хотят вешать на себя бирку; западные SxE — это люди, на которых не стоит ровняться, и, поэтому не будут называть себя SxE из-за американизированного понятия этого слова.

3 тип: люди, которые каким-то образом не принадлежат к SxE (принадлежат к панк культуре, и иногда пренебрегают правилами здорового образа жизни), но с пониманием относятся к выбору других людей. Они могут негативно относиться к их образу жизни, могут спорить с ними, но в любом случае, они уважают их выбор, как и они их.

Современные «борцы за справедливость» среди молодёжи, по-разному обращают внимание на существующие проблемы. Одни вступают в партии и пытаются внутри неё что-то изменить, создают свои, выступают на телевидении или пишут в газетах, на форумах, блогах. Одни посредством песен с прямым текстом, либо скрытым подтекстом. Другие посредством картин или другого более современного вида пытаются привлечь внимание, заинтересовать, начать революцию внутри масс. Этот вид культуры называется граффити. Символика граффити — это символика тотемов и табу, что было отмечено западными исследователями, изучавшими граффити с точки зрения криминалистики и социальной психологии. Если истолковать непонятные образы и символы, мы увидим, что большинство надписей и рисунков образуют две большие группы. Первая – это граффити с изображением «запретных» тем: секс, наркотики, отношение со школой, полицией, другими официальными институтами; вторая – система подростковых тотемов: музыкальные направления и отдельные исполнители, неформальные объединения и т.п. Как заявляли авторы нью-йоркских граффити в своеобразном манифесте, найденном С. Пауэрсом: «Граффити – язык тех, кого игнорируют. Если ваш стиль заимствован, значит, вас услышали. Вы получили то, чего хотели». Следовательно, как и сто лет тому назад, авторами граффити руководит желание быть услышанным, стремление к общению с миром в формах, которые остальные расценивают преимущественно как проявление вандализма. 

Для субкультур, направленных на агрессивную уличную деятельность, типично использование одежды, удобной для драк. Так, например, любера на ранних этапах своего существования носили летом спортивную одежду, а зимой телогрейки; существовала практика в момент драки одевать специальную одежду (например, вязаные шапочки и шарфы поверх воротника), чтобы распознать своих. Аналогично, у скинхедов, возникших в Англии в 1960-х и появившихся в России в годы перестройки, субкультурная одежда также трактуется как приспособленная для драки. Иногда в одежде агрессивных групп фиксируется указание на боевой статус (аналогично воинским наградам и знакам отличия). Так, у футбольных фанатов существует особая символика для высокостатусных агрессивных hooligan’s. Ношение такой атрибутики не только даёт фанату повод гордиться, но и создаёт ему проблемы, т.к. провоцирует агрессию со стороны противоборствующих фанатских группировок.Специфика этой субкультурной формы состоит в ситуативной идентификации, что требует от участников минимум усилий и не затрагивает глубоко образ жизни. Сама игра на футбольном поле их вдохновляет, но более значимы моменты общей эмоциональной разрядки, возможности «оторваться», проявлять свои чувства в полной мере (орать, буянить).

Молодежные субкультуры в России несут на себе воздействие криминализации общества, западной культурной экспансии, тяги к преодолению рутины повседневности, «родимых пятен» советской эпохи. Эти воздействия переплетаются, в разной мере присущи тем или иным субкультурным феноменам. Главное же состоит в том, что субкультурная специфика не свойственна молодому поколению россиян как таковому, это мозаика социокультурных образований, фрагментарно рассеянная в молодежной среде. 

Комментарии (/articles/22650-sovremennyy-vzglyad-vzaimodeystviya-kontrkultury-i-molodyezhi/)