Live

Враги сожгли родную хату

Враги сожгли родную хату
Слова М. Исаковского, музыка М. Блантера.
1945 г.

Враги сожгли родную хату

Сгубили всю его семью

Куда ж теперь идти солдату

Кому нести печаль свою

Пошел солдат в глубоком горе

На перекресток двух дорог

Нашел солдат в широком поле

Травой заросший бугорок.

Стоит солдат и словно комья

Застряли в горле у него

Сказал солдат

Встречай Прасковья

Героя мужа своего

Готовь для гостя угощенье

Накрой в избе широкий стол

Свой день свой праздник возвращенья

К тебе я праздновать пришел

Никто солдату не ответил

Никто его не повстречал

И только теплый летний вечер

Траву могильную качал

Вздохнул солдат, ремень поправил

Раскрыл мешок походный свой

Бутылку горькую поставил

На серый камень гробовой

Не осуждай меня Прасковья

Что я пришел к тебе такой

Хотел я выпить за здоровье

А должен пить за упокой

Сойдутся вновь друзья подружки

Но не сойтись вовеки нам

И пил солдат из медной кружки

Вино с печалью пополам

Он пил солдат слуга народа

И с болью в сердце говорил

Я шел к тебе четыре года

Я три державы покорил

Хмелел солдат, слеза катилась

Слеза несбывшихся надежд

И на груди его светилась

Медаль за город Будапешт

Медаль за город Будапешт.

"Враги сожгли родную хату" ("Прасковья") - популярная советская песня авторства Матвея Блантера (музыка) и Михаила Исаковского (текст), описывающая эмоции вернувшегося с войны солдата. Композиция построена в форме монолога бойца над могилой погибшей супруги. Стихотворение «Прасковья» было написано Исаковским в 1945 году. На следующий год стих был опубликовано в журнале «Знамя». Там его увидел Александр Твардовский, обратившийся к Блантеру с предложением положить творение Михаила Васильевича на музыку. Идея не нашла понимания у автора "Прасковьи", посчитавшего стихотворение слишком длинным и неудобным для исполнения в песенном формате. Однако Блантер настоял... Вскоре песню исполнил на радио Владимир Нечаев, после чего композицию ждало почти 15-летнее официальное забвение из-за излишней, по мнению властей, "пессимистичности". Исаковский позднее вспоминал:

 - Литературные и музыкальные редакторы почему-то были искренне уверены, что Победа делает неуместными трагические песни, будто бы война не принесла людям ужасного горя. Это было какое-то наваждение. Один даже заплакал в момент прослушивания. Затем вытер слезы и заявил: «Нет, не могу». Чего не можешь? Слезы сдержать? Оказывается, пропустить на радио «не может»...

 Критики порицали стихотворение за распространение упадническо-пессимистических настроений. "Прасковья" была вычеркнута из репертуара официальной эстрады на долгих полтора десятилетия. При этом по стране "гуляли" бардовские версии композиции.

 Второе рождение песни "Враги сожгли родную хату"

Появление "Прасковьи" на официальной сцене состоялось благодаря Марку Бернесу, отважившемуся исполнить ее на одном из столичных концертов. После заключительного куплета -

"Хмелел солдат, слеза катилась,

Слеза несбывшихся надежд,

И на груди его светилась

Медаль за город Будапешт"

 

- зал взорвался продолжительными овациями. Творение Блантера-Исаковского «пошло в народ». В 1965-м "плечо поддержки" подставил маршал Василий Чуйков, попросивший исполнить песню на «Голубом огоньке».

 Композицию включили в свой репертуар десятки популярных исполнителей, однако вариант Бернеса до сих пор остается самым узнаваемым. В последние годы по Рунету "гуляет" созданная кем-то из доморощенных поэтов переделка "Прасковьи", начинающаяся со слов:

 "Сидел солдат, курил сигару.

Играл трофейный патефон,

А на груди его сияла

Медаль за город Вашингтон..."

Источник: http://www.9maya.ru/2015/09/14/pesnya-vragi-sozhgli-rodnuyu-hatu-slushat-onlayn-skachat.html

Комментарии (/articles/283028-vragi-sozhgli-rodnuyu-khatu/)