Live

Бухенвальдский набат

Бухенвальдский набат
Слова А. Соболева, музыка В. Мурадели.

Люди мира, на минуту встаньте!

Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон –

Это раздается в Бухенвальде

Колокольный звон, колокольный звон.

Это возродилась и окрепла

В медном гуле праведная кровь.

Это жертвы ожили из пепла

И восстали вновь, и восстали вновь!

И восстали,

И восстали,

И восстали вновь!

 

Сотни тысяч заживо сожженных

Строятся, строятся в шеренги к ряду ряд.

Интернациональные колонны

С нами говорят, с нами говорят.

Слышите громовые раскаты?

Это не гроза, не ураган -

Это, вихрем атомным объятый,

Стонет океан, Тихий океан.

Это стонет,

Это стонет

Тихий океан!

 

Люди мира, на минуту встаньте!

Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон –

Это раздается в Бухенвальде

Колокольный звон, колокольный звон.

Звон плывет, плывет над всей землею,

И гудит взволнованно эфир:

Люди мира, будьте зорче втрое,

Берегите мир, берегите мир!

Берегите,

Берегите,

Берегите мир!


"Бухенвальдский набат" - антифашистская песня и своеобразный реквием по всем павшим в нацистской неволе авторства Вано Мурадели (музыка) и Александра Соболева (текст). Сейчас это выглядит невероятным, однако в течение почти четырех десятилетий после написания стихотворения "Бухенвальдский набат" имя его автора оставалось неизвестным широкой публике. Ситуация изменилась стараниями Марии Катысь, опубликовавшей в "Огоньке" статью об Александре Соболеве (наст. имя Исаак) и написанном им в 1958 году стихотворении о жертвах самого известного концлагеря нацистов.

Публикация Катысь об истории написания «Бухенвальдского набата» стала основой для всех последующих статей на эту тему.

Летом 1958-го Соболев с супругой Татьяной отдыхал в подмосковном городке Озеры. Тот год ознаменовался открытием в Германии мемориального комплекса «Бухенвальд». Сообщение по радио об установке на территории лагеря смерти башни с символическим колоколом для увековечения жертв нацизма стало толчком к написанию легендарного стихотворения.

Через 2 часа после прослушивания радиопередачи поэт продекламировал жене первые строки:

Люди мира, на минуту встаньте!

Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон –

Это раздается в Бухенвальде

Колокольный звон, колокольный звон

Оставшиеся строки были написаны довольно быстро. Соболев отнес стихотворение в редакцию «Правды». Там его принять отказались. Следующим пунктом назначения была газета "Труд". Тамошней дирекции произведение понравилось и было напечатано в октябре 1958-го. Автор послал свое творение композитору Вано Мурадели (автору "Гимна Севастополя"). Растроганный Вано Ильич позвонил поэту для выражения восторга.

- Пишу и плачу… О, какие стихи!

Написанную песню Мурадели отнес на радио. Тамошний худсовет отнесся к композиции с прохладой. Масла в огонь подлил автор многих популярных текстов на военную тематику Лев Ошанин, назвавший творение Соколова "мракобесием" из-за фразы "мертвые в колонны строятся".

Параллельно с Мурадели песню пытался "продвигать" Соколов, заглянувший с этой целью в ЦК ВЛКСМ. Там как раз подбирали репертуар для предстоящего Фестиваля молодежи и студентов в Вене. Руководство комсомола сочло тематику подходящей и дало песне "зеленый свет". Исполнение «Бухенвальдского набата» в столице Австрии студенческим хором Уральского университета превзошло все ожидания. Это был триумф! Песня быстро распространилась по разным частям планеты.

Однако в СССР о композиции узнали позднее из документальной киноленты «Весенний ветер над Веной». Песню быстренько "прибрали к рукам" руководители Ансамбля им. Александрова. Замалчивать композицию после этого стало невозможно, в отличие от имени автора слов. На концертах в СССР перед исполнением "Бухенвальдского набата" называли лишь имя композитора. Соколова как бы не существовало...

Попытки иностранцев побеседовать с поэтом оперативно пресекались «компетентными органами» под всевозможными предлогами (автор "болен", "в отъезде" и т.п.) Причиной такого отношения послужило написанное вскоре после войны стихотворение «К евреям Советского Союза» со следующими строками:

"… Не мы как будто в сорок пятом,

а тот ефрейтор бесноватый

победу на войне добыл

и свастикой страну накрыл".

 

Другое четверостишие этого произведения было не менее скандальным:

"О нет, не в гитлеровском рейхе,

а здесь, в стране большевиков,

уже орудовал свой Эйхман

с благословения верхов…"

После триумфа "Бухенвальдского набата" авторов песни выдвинули на Ленинскую премию. Отсутствие у Соболева членства в Союзе писателей закрыло дорогу к престижной литературной награде не только ему, но и Вано Ильичу.

Поэт понял, что его имя целенаправленно отстраняют от стихотворения. Супруга поэта Татьяна увязывает это с телефонным звонком, раздавшимся после триумфального исполнения песни в Вене. На том конце провода некто заявил: "Мы тебя прозевали, однако головы поднять не дадим…"

Отсутствие членства в Союзе писателей сделало невозможной публикацию всех остальных творений мастера. Исаак Владимирович писал "в стол", существуя исключительно за счет авторского гонорара за "Бухенвальдский набат". Скончался поэт в сентябре 1986-го. До публикации Катысь в "Огоньке" оставалось 11 лет...

Вдова поэта свыше 10 лет обивала пороги газет и издательств в надежде обнародовать наследие покойного супруга. Женщине везде отказывали. В 1999-м Татьяна Михайловна продала доставшуюся от покойной матери 3-комнатную квартиру, купила "однушку", а на вырученные средства издала единственный роман мужа «Ефим Сегал, контуженный сержант» и сборник «Бухенвальдский набат. Строки-арестанты».

В 2006-м увидела свет книга Татьяны Михайловны «В опале честный иудей» с воспоминаниями о супруге.

Источник: http://www.9maya.ru/2015/09/08/pesnya-buhenvaldskiy-nabat-istoriya-sozdaniya-vozmozhnost-slushat-i-skachat.html

Комментарии (/articles/283134-bukhenvaldskiy-nabat/)