Live

Вечер на рейде

Вечер на рейде
Слова А. Чуркин, музыка В. Соловьев-Седой.
1941 г.

Споемте, друзья, ведь завтра в поход

Уйдем в предрассветный туман

Споем веселей, пусть нам подпоет,

Седой боевой капитан.

 

Припев:

Прощай, любимый город!

Уходим завтра в море.

И ранней порой мелькнет за кормой

Знакомый платок голубой.

 

А вечер опять хороший такой,

Что песен не петь нам нельзя.

О дружбе большой, о службе морской,

Подтянем дружнее друзья.

 

Припев:

 

Прощай, любимый город!

Уходим завтра в море.

И ранней порой мелькнет за кормой

Знакомый платок голубой.

 

На рейде большом легла тишина,

А море окутал туман.

И берег родной целует волна,

И тихо доносит баян.

 

Припев:

Прощай, любимый город!

Уходим завтра в море.

И ранней порой мелькнет за кормой

Знакомый платок голубой.


История создания песни «Вечер на рейде» известна со слов композитора, многократно цитируемых музыковедами и авторами статей о творчестве военной эпохи. Соловьев-Седой рассказывал следующее: В августе 1941-го мне с группой музыкантов и композиторов пришлось трудиться на погрузке в порту Ленинграда. Стоял чудный балтийский вечер. Со стоявшего неподалеку на рейде корабля доносились звуки баяна и напеваемая кем-то песня. Мы только закончили работу и слушали пение моряков. В эти минуты у меня зародилась идея с описанием этого тихого чудесного вечера, выпавшего на долю людей, которым вскоре предстояло идти в бой. По возвращении из порта я приступил к работе над песней.

Именно тогда, по признанию композитора, он придумал фразу «Прощай, любимый город!» Этим поэтические попытки Василия Павловича закончились. Подключившийся к работе Александр Дмитриевич Чуркин помог со словами, а Соловьев-Седой положил их на ставшую впоследствии легендарной мелодию.

Автор текста в мемуарах вспоминал о спорах с композитором по поводу второй строчки: Соловьев на мое предложение: «Уходим в море скоро» подбросил встречное: «Уходим завтра в море…». Далее мы поспорили из-за рифмы "город-море". Василий настаивал, что рифма в этом конкретном случае не слишком важна. Я не возражал. Потом мы вместе сочинили: «И ранней порой мелькнет за кормой знакомый платок голубой…».

Так рождалась будущая композиция. По ее завершении авторы отправились в резиденцию Ленинградского отделения Союза композиторов на ул. Зодчего Росси. Там идею не одобрили из-за отсутствия призывов идти

на бой за коммунизм и строить светлое будущее. "Функционеры от музыки" назвали творение Соловьева-Чуркина излишне «упадочным и минорным». В разрешении на исполнение было отказано.

Позднее композитор рассказывал о том, как спел забракованную Союзом композиторов песню зимой 1942-го под Ржевом в солдатской землянке после официального концерта. Восторженные бойцы выучили слова и песня пошла гулять по фронтам.

Однако ряд свидетельств говорят об обратном...

Расстроенный провалом в Союзе композиторов автор музыки на обратном пути заглянул к друзьям из Центрального ансамбля ВМФ, руководителем которого в то время был коллега Соловьева по композиторскому цеху Исаак Дунаевский. На тот момент Исаак Осипович находился в отъезде и удрученного композитора встретил начальник ансамбля Вайнер, описавший события того дня следующими словами: В тот памятный визит заглянул к нам взволнованный и возбужденный Василий Павлович. Он уединился в кабинете худрука с хормейстером Герчиковым. Позднее до меня донеслось негромкое пение под звуки рояля. Напев был незнакомый, волнующий, задушевный. Я отложил все дела. То был „Вечер на рейде“, который мы приняли, быстро разучили и начали везде исполнять.

Рассказывать в официальных воспоминаниях историю с нарушением запрета Союза советских композиторов Соловьев-Седой не мог, поэтому «запустил» легенду о солдатах, которые сами - без разрешения и согласования с цензурой - запели его песни.

Еще одна версия гласит о том, что обсуждаемая композиция была написана не в войну, а за несколько месяцев до ее начала и представляла собой лирический напев о любви и вынужденном расставании любимых.

Спасенную «обходным путем» композицию стали включать в репертуар многие исполнители, предпочитавшие петь ее в гастрольных турах подальше от слуха партийных чиновников Москвы и Ленинграда.

Куплетист Владимир Коралли (супруг знаменитой певицы Ксении Шульженко) рассказывал об исполнении женой песни "Вечер на рейде" в Ереване в день начала Великой Отечественной войны: За столь краткий срок мы не могли подготовить стоящего нового номера. Однако наши старые номера тогда, 22 июня 1941-го, как будто преобразились: шутливые композиции становились символом веры в победу, а лирика вроде "Мамы" и "Вечера на рейде" приобрела суровый военный смысл...

После начала войны песня о расставании зазвучала на военный лад. Временная разлука с любимым превратилась в проводы на фронт... И именно тогда композиция разошлась по стране, а авторы оформили песню в столичном отделении Союза композиторов в качестве произведения военного времени.

"Вечер на рейде" вспоминал в мемуарах "Это было под Ровно" и командир партизанского отряда Д. Медведев: Праздник завершился концертом партизанской самодеятельности. Первым шло хоровое пение. Строки „Прощай, любимый город!“ знали все. Запели несколько голосов, наш ансамбль подхватил...

Популярность творения Соловьева-Чуркина была столь велика, что в разных родах войск ее переиначивали на свой манер. Пехотинцы пели "поле" вместо «море», базирующиеся в Крыму части "уходили завтра в горы" и т.д.

 «Вечер на рейде» пережил своих авторов, продолжая звучать в исполнении все новых поколений певцов...

Источники: http://muzruk.info/?p=1158; http://www.9maya.ru/2015/09/26/pesnya-vecher-na-reyde-tekst-slushat-skachat-istoriya-sozdaniya.html

Комментарии (/articles/283289-vecher-na-reyde/)