Live

Казаки в Берлине

Казаки в Берлине
Слова Ц. Солодаря, музыка Дмитрия и Данилы Покрассов.
1945 г.

По берлинской мостовой

Кони шли на водопой,

Шли, потряхивая гривой,

Кони-дончаки.

Распевает верховой:

"Эх, ребята, не впервой

Нам поить коней казацких

Из чужой реки."

 

Казаки, казаки,

Едут, едут по Берлину

Наши казаки.

 

Он коней повел шажком,

Видит: девушка с флажком

И с косою под пилоткой

На углу стоит.

С тонким станом, как лоза,

Бирюзой горят глаза.

"Не задерживай движенья!"

Казаку кричит.

 

Казаки, казаки,

Едут, едут по Берлину

Наши казаки.

 

Задержаться бы он рад,

Но, поймав сердитый взгляд,

"Ну, ребята, марш за мной!" -

Крикнул на скаку.

Лихо конница прошла,

А дивчина расцвела,

Нежный взгляд -- не по уставу

Дарит казаку.

 

Казаки, казаки,

Едут, едут по Берлину

Наши казаки.

 

По берлинской мостовой

Снова едет верховой,

Про свою любовь к дивчине

Распевает так:

"Хоть далеко синий Дон,

Хоть далеко милый дом,

Но землячку и в Берлине

Повстречал казак..."

 

Казаки, казаки,

Едут, едут по Берлину

Наши казаки.

 

Популярная советская песня, родившаяся 9 мая 1945-го стараниями поэта Цезаря Солодаря и композиторов братьев Покрассов (Дмитрия и Данилы).

Композиция родилась в светлый День Победы. Именно "Казакам" выпала честь завершить тяжелейший долгий путь, начатый в суровые дни июня 1941-го, песенным отражением которых стала звавшая на смертный бой с нацистской сволочью “Священная война”.

Автор текста в качестве военного журналиста присутствовал при подписании германским фельдмаршалом Вильгельмом Кейтелем акта о безусловной капитуляции вооруженных сил Рейха. В основу песенного сюжета положена сцена, которую Солодарь лично наблюдал на улицах немецкой столицы.

Ранним утром победного дня на одном оживленном перекрестке Берлина, все еще заваленном камнями и покореженным железом, лихо орудовала флажком совсем молодая регулировщица в пилотке. Несколько десятков жителей поверженной столицы Германии наблюдали за ее четкими движениями.

- И вдруг послышался стук копыт, - вспоминал впоследствии Цезарь Самойлович, - и пред нашими взорами предстала приближающаяся конная колонна. Большинство лошадей были без седел. На флангах гарцевали юные всадники в кубанках набекрень, оказавшиеся кавалеристами части, начинавшей свой боевой путь из заснеженных просторов Подмосковья в знаковом декабре 1941-го.

Взгляды присутствовавших обратились на молодых удальцов. Внимание регулировщицы с ефрейторскими погонами на какие-то доли секунды также обратилось на конников. Уверенным взмахом флажков преградила она путь всей следовавшей в окрестностях технике, строгим взглядом остановила пехотинцев. После этого, улыбнувшись ехавшему на буйном дончаке молодому казаку, весело крикнула:

- Давай, конница! Проезжай, не задерживай!

Всадник отъехал в сторону и звонким голосом скомандовал:

- Рысью!

Перейдя на резвую рысь, конная кавалькада проследовала мимо командира в сторону канала. А казак, прежде чем поскакать вслед, с улыбкой отсалютовал девушке-регулировщице. Так появились бессмертные строки: "Едут, едут по Берлину наши казаки..."

Песню в разное время исполняли Иван Шмелев, Кубанский казачий хор и др.

Источник: http://www.9maya.ru/2015/09/14/pesnya-kazaki-v-berline-edut-edut-po-berlinu-nashi-kazaki-slushat-skachat.html

Комментарии (/articles/283367-kazaki-v-berline/)