Live

Печать, задание №1, "Своя", Екатерина Комлева

Печать, задание №1, "Своя", Екатерина Комлева
В межрегиональном пресс-центре форума «Актив-2011» я получила своеобразное задание: в течение дня провести журналистское расследование на тему брендов Ямало-Ненецкого автономного округа. А я, до того, как приступила к работе, и понятия не имела, какие бренды есть у Ямала. Да и сами делегаты из округа поначалу не особо стремились раскрывать секреты, что необычного они приготовили для вечерней выставки.Мы с фотографом Юлей шли через лес к дому делегации из Ямала. Рядом с деревянной постройкой стояли два молодых человека в фирменных синих футболках. Они были заняты установкой юрты на прилежавшей площадке, и на все наши вопросы по поводу известных брендов их региона пожимали плечами. «Мы вообще здесь можно сказать технические рабочие. За выставку не отвечаем», — пояснили нам молодые люди и добавили: «Здесь часов до десяти никого не будет». Но мы все-таки настояли на том, чтобы зайти в дом. По углам была развешана одежда коренных народов, кругом разбросаны коробки, и стояло лишь два стенда, характеризующие Ямал. Но бренды, представленные на них меня не впечатлили и я решила во что бы то ни стало разузнать, что будет главным козырем выставки Ямала. После непродолжительного разговора нам удалось выяснить, что информацией обо всех стендах выставки владеет руководитель делегации. Рабочие позвонили руководителю, потом еще одному специалисту, никто не мог подойти к домику, все были ужасно заняты и общаться с журналистами не хотели. Наконец нам передали, чтобы мы «Подходили во второй корпус к восьми часам вечера, в зале на первом этаже у делегации будет собрание, там вам ответят на все вопросы». В указанное время мы стояли в коридоре на первом этаже второго корпуса. Мимо нас прошли люди в синих свитерах, и мы направились за ними. В зале не было свободных мест, люди сидели и в креслах, и даже на полу. Несколько человек, по всей видимости, главные в делегации, расположились за продолговатым столом у окна. «Девушки, не задерживайтесь, проходите, у нас тут собрание» — произнес один из стоявших рядом со столом парней.«Да мы собственно на собрание. Нас позвали, у нас пара вопросов» — ответила я, в это время почти все присутствовавшие повернулись и оценивающе посмотрели на наши серые куртки, которые свидетельствовали о принадлежности к другому региону. «Тогда подождите за дверью», — сухо произнес все тот же молодой человек. «Это из пресс-центра!» — услышала я голос того самого рабочего, который звонил руководителю делегации. «Ааа, — заметно дружелюбней протянул парень, — Вы по поводу бренда. Подождите минут пять,  я выйду к вам после собрания» Нам все-таки пришлось ждать за дверью в коридоре. Но молодой человек, отвечающий за дом делегации свое слово сдержал, спустя некоторое время мы уже шли к дому Ямало-Ненецкого автономного округа.Чтобы не терять времени даром я начала расспрашивать его о тех брендах, которые будут представлены на вечерней выставке. Особое внимание Наиль, так его звали, уделил известному содружеству  вожатых, сокращенно «СВОЯ» Чтобы не быть голословными, уточним, что  Наиль Хайруллин в вопросе молодежных брендов пожалуй самый компетентный человек в своей делегации, он главный специалист департамента молодёжной политики Ямало-ненецкого автономного округа.Наиль: «Через 2 года содружеству вожатых Ямала будет 15 лет, оно включает в себя не только молодежь Ямало-ненецкого автономного округа, но и еще и представителей Уральского федерального округа, а так же Москвы, Петербурга, Новосибирска, Оренбурга. Кроме того мы регулярно представляем страну на всероссийских мероприятиях встречах организаторов детского отдыха. Кроме того мы принимаем международные конгрессы организаторов детского отдыха и ежегодно в них участвуем. Мы были в Канаде, Гонконге, Венесуэле».Я: «А кто финансирует?»Наиль: «Департамент по молодежной политике».Я: «А откуда у них столько денег?»Наиль: У Департамента? Деньги заложены в департаменте летнего отдыха. Летний отдых – это всегда большие деньги, потому что все дети Ямала отдыхают в наших лагерях.Наконец мы дошли до дома, но вот, что странно – он оказался закрыт. Пришлось сесть на лавку рядом с юртой, надо заметить, что уже заметно стемнело и похолодало.Я: «А кто был инициатором создания содружества? Молодежь?»Наиль: Инициатором была не молодежь изначально. Создавалось это движение понятно, что под заказ. То есть существуют детские лагеря и в определенный момент принялось решение, что мы не будем делать ставку на иногородних вожатых, а хотим взращивать свои кадры. Изначально это были только ямальские вожатые, то есть те, кто проживает в Ямало-ненецком автономном округе, но потом содружество расширилось, вышло за рамки автономного округа и уже стало всеросийсским брендом. Он известен по всей стране. И постепенно стали принимать участие кадры, причем лучшие кадры со всех город страны…Я: «А как вы выбираете эти лучшие кадры?»Наиль: «В том то и дело, что никак не выбираем. Они попадают к нам через социальные связи. Очень просто. По знакомым, по друзьям, то есть нет специального отбора».Я: «А почему вы уверены что они самые лучшие?»Наиль: «Потому что они представляют свои вожатские школы: школы Оренбурга, Москвы. Кроме того мы три раза в год проводим мероприятия в городе Тюмени, где у нас собираются порядком ста пятидесяти человек, представители содружества народов Ямала – это школа вожатых, там семьдесят процентов новичков, тридцать процентов тех, кто имеет какой-то опыт, они обучаются у нас в школе, затем проходит слет, там формируются команды, вожатый может выбрать себе лагерь любой, он за лето может побывать в четырех лагерях. Например: Болгария, Тюмень, Курган, Сочи. Ну у меня был вот такой опыт лично».Я: «Вожатый сам выбирает лагеря, в которые поедет?»Наиль: «Сам выбирает. Он видит на слете руководителя. Причем руководители у нас не старые, а просто люди, которые доросли до этого уровня. Он выбирает руководителя, идет к нему и они в течении шести дней готовят программу. Руководитель понимает готов ли он работать с этим вожатым и в последний день вывешиваются списки по лагерям кто куда попал. Если человек не прошел туда, то он может куда-то в другое место, к другому руководителю смены попроситься. Слет проходит в апреле, потом начинается летняя кампания, как правило, у нас вожатые работают по две три смены, в разных лагерях. У нас уникальная в этом плане схема, мы не работаем по принципам «Орленка», «Артека», так никто в принципе не работает, потому что мы не экономим деньги на пребывание вожатых длительный срок в одном месте, потому что понимаем, что они очень быстро эмоционально выгорают, поэтому мы пытаемся их миксовать. Кроме того вожатый путешествует не с тем коллективом, с которым был на первой смене, а вот он на слете выбрал четыре руководителя и четыре лагеря, и у него получается четыре педсостава. То есть понятно, что каждый из составов обладает схожей корпоративной культурой, потому что все вместе – это содружество вожатых Ямала. Но у каждого состава все же свои особенности, потому что есть же вожатые из школ Оренбурга, Тюмени, у них свои взгляды. И все это обилие течений, школ, они в конечном итоге вылились в новый формат – формат Ямальская школа. Это бренд, потому что спросишь у важатого: «Ты какой школы» и он ответит: «Ямальской». То етсь люди уже понимают о чем идет речь. Ямальская школа не ориентирована на подготовку сопутствующих важных качеств вожатого, например профессиональный коллектив, например вы видли «Ребячья республика» на открытии ставила профессиональный танец, здорово, но мы на это ставку не делаем, потому что у нас все номера рождаются непосредственно на сменах, творческая самодеятельность приветствуется.Есть у нас брендовые номера, они вечные, наши танцы, которые стали уже тем признаком, по которым дети нас узнают». Я: «Ну вот, сплошные плюсы вожатым. А на детях то это как отражается? По-моему ребенку абсолютно все равно, вожатый какой школы….»Наиль: «Да неправда! В больших лагерях, в больших системах, есть приглашенный педсостав, а значит он с коммерческим уклоном, и старается платить вожатым поменьше, а занят и не особо следит за качеством подготовки вожатых. Не везде, но практически по всей России. Пока содружество не может закрыть все позиции всех лагерей, у нас очень много лагерей, поэтому вот в Турции работал в этом году питерский состав, в прошлом году в Туапсе ростовский, так вот по этим составам были нарекания, это все потому что мы не можем контролировать подготовку чужих педсоставов. А так, процесс контролируется нами, мы знаем, чего хотим от вожатых, вожатые знают, что интересно детям, они знают специфику, знают что такое коренные малочисленные народы севера, знают как с ними работать, проходят дополнительные тренинги по адаптации этих детей, кроме того мы экономим деньги – платим высокую зарплату, но эти деньги остаются в автономном округе, потому что вожатые возвращаются домой на Ямал».Я: «Так, ну вот до этого ты сказал, что вожатые находятся через социальные связи, а не может получиться так, что в содружество станут попадать только по знакомству, не станет ли оно некой привилегированной группой, будут путешествовать, а извне кто-то уже попасть не сможет?»Наиль: «Нет, содружество Ямала всегда было открытой системой, кастой оно не может стать потому что очень много лагерей, педкадров всегда не хватает, даже если система это не контролирует, все происходит автоматически, у нее голод кадровый, она ищет людей. Поэтому никакой привилегированности нет, есть костяк – это около пятидесяти процентов состава, это опытные вожатые, и пятьдесят процентов каждый год – это новички».Я: «А куда прошлогодние пятьдесят процентов деваются?»Наиль: «Они естественным образом вырастают, заводят семьи и перестают быть вожатыми. Средний возраст вожатого – 21 год».Я: «Если я хочу быть вожатой, что мне нужно сделать, какова процедура?»Наиль: «Нужно позвонить в департамент социальной политики и при условии, что будет твое резюме…»Я: «У меня должен быть опыт?»Наиль: «Необязательно, если ты заявляешься на школу».Я: «А сколько это будет стоить мне?»Наиль: «Бесплатно. Мы тебе оплачиваем дорогу и платим зарплату. Есть вожатые, которые ориентированы на палаточные лагеря, это поселок Харп на территории Ямала. Это единственный лагерь окружной, у нас же Север, своих площадок нет. Все остальные лагеря находятся на побережье, будь то Болгария, Турция».Я: «Понятно. Не понятно одно, откуда такое финансирование особое? Почему именно в вашем регионе?»Наиль: «От Федерации мы денег не получаем, это наш внутренний бюджет. У нас же есть нефть и газ».Напоследок Наиль сказал, что представители содружества приедут на выставку поздно вечером, но к сожалению, они приехали к самому открытию и были заняты подготовкой, так что взять у них интервью не удалось. Но теперь мы приблизились к пониманию какой же бренд Ямало-ненецкого автономного округа один из самых успешных, знаменитых и прибыльных. Хотя совсем не факт, во всяком случае, наше журналистское расследование будет иметь продолжение, ведь истина всегда где-то рядом.

В межрегиональном пресс-центре форума «Актив-2011» я получила своеобразное задание: в течение дня провести журналистское расследование на тему брендов Ямало-Ненецкого автономного округа. А я, до того, как приступила к работе, и понятия не имела, какие бренды есть у Ямала. Да и сами делегаты из округа поначалу не особо стремились раскрывать секреты, что необычного они приготовили для вечерней выставки.

Мы с фотографом Юлей шли через лес к дому делегации из Ямала. Рядом с деревянной постройкой стояли два молодых человека в фирменных синих футболках. Они были заняты установкой юрты на прилежавшей площадке, и на все наши вопросы по поводу известных брендов их региона пожимали плечами. «Мы вообще здесь можно сказать технические рабочие. За выставку не отвечаем», — пояснили нам молодые люди и добавили: «Здесь часов до десяти никого не будет». Но мы все-таки настояли на том, чтобы зайти в дом. По углам была развешана одежда коренных народов, кругом разбросаны коробки, и стояло лишь два стенда, характеризующие Ямал. Но бренды, представленные на них меня не впечатлили и я решила во что бы то ни стало разузнать, что будет главным козырем выставки Ямала. После непродолжительного разговора нам удалось выяснить, что информацией обо всех стендах выставки владеет руководитель делегации. Рабочие позвонили руководителю, потом еще одному специалисту, никто не мог подойти к домику, все были ужасно заняты и общаться с журналистами не хотели. Наконец нам передали, чтобы мы «Подходили во второй корпус к восьми часам вечера, в зале на первом этаже у делегации будет собрание, там вам ответят на все вопросы». В указанное время мы стояли в коридоре на первом этаже второго корпуса. Мимо нас прошли люди в синих свитерах, и мы направились за ними. В зале не было свободных мест, люди сидели и в креслах, и даже на полу. Несколько человек, по всей видимости, главные в делегации, расположились за продолговатым столом у окна. «Девушки, не задерживайтесь, проходите, у нас тут собрание» — произнес один из стоявших рядом со столом парней.

«Да мы собственно на собрание. Нас позвали, у нас пара вопросов» — ответила я, в это время почти все присутствовавшие повернулись и оценивающе посмотрели на наши серые куртки, которые свидетельствовали о принадлежности к другому региону. «Тогда подождите за дверью», — сухо произнес все тот же молодой человек. «Это из пресс-центра!» — услышала я голос того самого рабочего, который звонил руководителю делегации. «Ааа, — заметно дружелюбней протянул парень, — Вы по поводу бренда. Подождите минут пять,  я выйду к вам после собрания» Нам все-таки пришлось ждать за дверью в коридоре. Но молодой человек, отвечающий за дом делегации свое слово сдержал, спустя некоторое время мы уже шли к дому Ямало-Ненецкого автономного округа.

Чтобы не терять времени даром я начала расспрашивать его о тех брендах, которые будут представлены на вечерней выставке. Особое внимание Наиль, так его звали, уделил известному содружеству  вожатых, сокращенно «СВОЯ» Чтобы не быть голословными, уточним, что  Наиль Хайруллин в вопросе молодежных брендов пожалуй самый компетентный человек в своей делегации, он главный специалист департамента молодёжной политики Ямало-ненецкого автономного округа.

Наиль: «Через 2 года содружеству вожатых Ямала будет 15 лет, оно включает в себя не только молодежь Ямало-ненецкого автономного округа, но и еще и представителей Уральского федерального округа, а так же Москвы, Петербурга, Новосибирска, Оренбурга. Кроме того мы регулярно представляем страну на всероссийских мероприятиях встречах организаторов детского отдыха. Кроме того мы принимаем международные конгрессы организаторов детского отдыха и ежегодно в них участвуем. Мы были в Канаде, Гонконге, Венесуэле».

Я: «А кто финансирует?»

Наиль: «Департамент по молодежной политике».

Я: «А откуда у них столько денег?»

Наиль: У Департамента? Деньги заложены в департаменте летнего отдыха. Летний отдых – это всегда большие деньги, потому что все дети Ямала отдыхают в наших лагерях.

Наконец мы дошли до дома, но вот, что странно – он оказался закрыт. Пришлось сесть на лавку рядом с юртой, надо заметить, что уже заметно стемнело и похолодало.

Я: «А кто был инициатором создания содружества? Молодежь?»

Наиль: Инициатором была не молодежь изначально. Создавалось это движение понятно, что под заказ. То есть существуют детские лагеря и в определенный момент принялось решение, что мы не будем делать ставку на иногородних вожатых, а хотим взращивать свои кадры. Изначально это были только ямальские вожатые, то есть те, кто проживает в Ямало-ненецком автономном округе, но потом содружество расширилось, вышло за рамки автономного округа и уже стало всеросийсским брендом. Он известен по всей стране. И постепенно стали принимать участие кадры, причем лучшие кадры со всех город страны…

Я: «А как вы выбираете эти лучшие кадры?»

Наиль: «В том то и дело, что никак не выбираем. Они попадают к нам через социальные связи. Очень просто. По знакомым, по друзьям, то есть нет специального отбора».

Я: «А почему вы уверены что они самые лучшие?»

Наиль: «Потому что они представляют свои вожатские школы: школы Оренбурга, Москвы. Кроме того мы три раза в год проводим мероприятия в городе Тюмени, где у нас собираются порядком ста пятидесяти человек, представители содружества народов Ямала – это школа вожатых, там семьдесят процентов новичков, тридцать процентов тех, кто имеет какой-то опыт, они обучаются у нас в школе, затем проходит слет, там формируются команды, вожатый может выбрать себе лагерь любой, он за лето может побывать в четырех лагерях. Например: Болгария, Тюмень, Курган, Сочи. Ну у меня был вот такой опыт лично».

Я: «Вожатый сам выбирает лагеря, в которые поедет?»

Наиль: «Сам выбирает. Он видит на слете руководителя. Причем руководители у нас не старые, а просто люди, которые доросли до этого уровня. Он выбирает руководителя, идет к нему и они в течении шести дней готовят программу. Руководитель понимает готов ли он работать с этим вожатым и в последний день вывешиваются списки по лагерям кто куда попал. Если человек не прошел туда, то он может куда-то в другое место, к другому руководителю смены попроситься. Слет проходит в апреле, потом начинается летняя кампания, как правило, у нас вожатые работают по две три смены, в разных лагерях. У нас уникальная в этом плане схема, мы не работаем по принципам «Орленка», «Артека», так никто в принципе не работает, потому что мы не экономим деньги на пребывание вожатых длительный срок в одном месте, потому что понимаем, что они очень быстро эмоционально выгорают, поэтому мы пытаемся их миксовать. Кроме того вожатый путешествует не с тем коллективом, с которым был на первой смене, а вот он на слете выбрал четыре руководителя и четыре лагеря, и у него получается четыре педсостава. То есть понятно, что каждый из составов обладает схожей корпоративной культурой, потому что все вместе – это содружество вожатых Ямала. Но у каждого состава все же свои особенности, потому что есть же вожатые из школ Оренбурга, Тюмени, у них свои взгляды. И все это обилие течений, школ, они в конечном итоге вылились в новый формат – формат Ямальская школа. Это бренд, потому что спросишь у важатого: «Ты какой школы» и он ответит: «Ямальской». То етсь люди уже понимают о чем идет речь. Ямальская школа не ориентирована на подготовку сопутствующих важных качеств вожатого, например профессиональный коллектив, например вы видли «Ребячья республика» на открытии ставила профессиональный танец, здорово, но мы на это ставку не делаем, потому что у нас все номера рождаются непосредственно на сменах, творческая самодеятельность приветствуется.Есть у нас брендовые номера, они вечные, наши танцы, которые стали уже тем признаком, по которым дети нас узнают». 

Я: «Ну вот, сплошные плюсы вожатым. А на детях то это как отражается? По-моему ребенку абсолютно все равно, вожатый какой школы….»

Наиль: «Да неправда! В больших лагерях, в больших системах, есть приглашенный педсостав, а значит он с коммерческим уклоном, и старается платить вожатым поменьше, а занят и не особо следит за качеством подготовки вожатых. Не везде, но практически по всей России. Пока содружество не может закрыть все позиции всех лагерей, у нас очень много лагерей, поэтому вот в Турции работал в этом году питерский состав, в прошлом году в Туапсе ростовский, так вот по этим составам были нарекания, это все потому что мы не можем контролировать подготовку чужих педсоставов. А так, процесс контролируется нами, мы знаем, чего хотим от вожатых, вожатые знают, что интересно детям, они знают специфику, знают что такое коренные малочисленные народы севера, знают как с ними работать, проходят дополнительные тренинги по адаптации этих детей, кроме того мы экономим деньги – платим высокую зарплату, но эти деньги остаются в автономном округе, потому что вожатые возвращаются домой на Ямал».

Я: «Так, ну вот до этого ты сказал, что вожатые находятся через социальные связи, а не может получиться так, что в содружество станут попадать только по знакомству, не станет ли оно некой привилегированной группой, будут путешествовать, а извне кто-то уже попасть не сможет?»

Наиль: «Нет, содружество Ямала всегда было открытой системой, кастой оно не может стать потому что очень много лагерей, педкадров всегда не хватает, даже если система это не контролирует, все происходит автоматически, у нее голод кадровый, она ищет людей. Поэтому никакой привилегированности нет, есть костяк – это около пятидесяти процентов состава, это опытные вожатые, и пятьдесят процентов каждый год – это новички».

Я: «А куда прошлогодние пятьдесят процентов деваются?»

Наиль: «Они естественным образом вырастают, заводят семьи и перестают быть вожатыми. Средний возраст вожатого – 21 год».

Я: «Если я хочу быть вожатой, что мне нужно сделать, какова процедура?»

Наиль: «Нужно позвонить в департамент социальной политики и при условии, что будет твое резюме…»

Я: «У меня должен быть опыт?»

Наиль: «Необязательно, если ты заявляешься на школу».

Я: «А сколько это будет стоить мне?»

Наиль: «Бесплатно. Мы тебе оплачиваем дорогу и платим зарплату. Есть вожатые, которые ориентированы на палаточные лагеря, это поселок Харп на территории Ямала. Это единственный лагерь окружной, у нас же Север, своих площадок нет. Все остальные лагеря находятся на побережье, будь то Болгария, Турция».

Я: «Понятно. Не понятно одно, откуда такое финансирование особое? Почему именно в вашем регионе?»

Наиль: «От Федерации мы денег не получаем, это наш внутренний бюджет. У нас же есть нефть и газ».

Напоследок Наиль сказал, что представители содружества приедут на выставку поздно вечером, но к сожалению, они приехали к самому открытию и были заняты подготовкой, так что взять у них интервью не удалось. Но теперь мы приблизились к пониманию какой же бренд Ямало-ненецкого автономного округа один из самых успешных, знаменитых и прибыльных. Хотя совсем не факт, во всяком случае, наше журналистское расследование будет иметь продолжение, ведь истина всегда где-то рядом.

Комментарии (/blogi/123473-pechat-zadanie-1-svoya-ekaterina-komleva/)