Live

Печать, задание №2,"Межкультурный диалог и лозунги в столовой", Екатерина Комлева

Печать, задание №2,"Межкультурный диалог и лозунги в столовой", Екатерина Комлева
В первую очередь женщина 30 лет должна завести себе семью, найти мужа! – тоном, не терпящим возражений, воскликнул молодой человек, сидящий на заднем ряду. И для пущей убедительности поднялся со своего сидения. — Назим, но они-то так не считают! – не менее эмоционально ответил пожилой мужчина с кавказским акцентом. Мужчину зовут Ашот. Он директор Центра межнационального общения. В этом большом просторном зале со стульями расставленными полукругом Ашот Айрапетян оказался неспроста. Он проводит тренинг «От парадигмы конфликта к парадигме толерантности». Присутствующая на тренинге молодежь – участники Форума Уральского Федерального округа «Актив-2011». На форуме семь направлений, одно из которых напрямую связано с этими самыми парадигмами конфликта и толерантности: площадка «Межкультурный диалог».В тот момент, когда я зашла в зал, в самом разгаре был, не то межполовой диалог, не то уже конфликт. Семь девушек презентовали образ успешной женщины тридцати лет. Они горячо отстаивали свое мнение: в тридцать лет женщине не обязательно иметь мужа и семью, главное быть удовлетворенной своим положением и карьерой. Молодые люди, как оказалось, считали по-другому. Я села на самый последний ряд, чтоб не привлекать внимания. Впереди меня сидели два американца: Джей и Кеннет, о том, что они американцы я узнала, когда на тезис девушек «Женщина в тридцать лет должна иметь высшее образование» они начали хихикать и перешептываться о чем-то на родном английском. После того, как разобрали по косточкам идеал тридцатилетней успешной «вумен», группы перешли к обсуждению образа успешного мужчины. Тоже тридцатилетнего. — Успешный мужчина должен иметь общественное признание, — сказал Кеннет. — У него должны быть люди, на которых он может положиться, будь то друзья или семья, — добавил уже наш, русский мужчина. Опять долго не могли прийти к общему выводу, быть или не быть детям у тридцатилетнего человека. Мужчины решили, что нет. Ашот рассмеялся: — Вы считаете, что тридцатилетняя успешная женщина должна иметь семью и детей, в то время как у ее мужчины ровесника нет этой жены и детей! Так откуда ей мужа взять? — Мужчина должен быть старше женщины, лет на десять! — тут же последовали выкрики с места. — Ну, к тому времени мужчин все меньше и меньше остается! На всех не хватит, и от этого создается огромная социальная нагрузка на женщину. Либо нет мужа, либо неуспешный мужчина…, — продолжил размышления эксперт тренинга, — Смотрите, какие разные мнения у мужчин и у женщин. Скажите, а если мужчина с Кавказа, а женщина русская, эта разница увеличивается?Кто-то усиленно закивал головой, кто-то просто произнес: «Да».Как говорится, родителей не выбирают, до последнего времени считалось, что и национальность не выбирают, но сегодня вот и в международных паспортах в графе «национальность» пишется государство, в котором ты живешь. Я когда первый раз был на международном фестивале, я был единственным представителем России, а там же нет понятия «россиянин» и меня семь дней называли «наш русский друг», а еще там парень был вот такого цвета, — Ашот взял в руки черный стул, — он Финляндию представлял. Он был «финским другом».По залу пронесся смешок. Ашот тут же придумал задание: сыграть в ролевую игру, а для начала разделиться на шесть групп. После того как группы были созданы, он предложил им выбрать себе национальность, точнее карточку с ее названием. Каждая группа должна была подготовить небольшой рассказ о самобытности выбранной страны и о достоинствах своей национальности.Через некоторое время на сцену вышли «испанцы». Одна из девушек сняла верхний свитер и завязала его в виде юбки, чтобы эффектнее станцевать. Другой свитер, красного цвета, парни взяли для изображения корриды. Затем презентовались «китайцы», среди них был Джей, который закончил выступление о достижениях Китая фразой: «А теперь взгляните, во что вы одеты». Зал покатился со смеху. Смеялись и американцы, и русские, и татары, и ингуши. Жаль, настоящих китайцев не было. Когда началась сценка про таджиков (выступающие имитировали встречу министров Таджикистана) смех усилился. Особенно, когда один из министров начал отчет о том, что «Соседей мы своих любим, часто ездим в гости. Обогащаем их культуру, приобретаем какой-то опыт у них там. Возвращаемся в Таджикистан и в Таджикистане строем светлое будущее!» Тут же возникли мысли о таджикских гастарбайтерах. Вот такая у меня толерантность. «Толерантность – это ни в коем случае не терпимость, я считаю! Это уважение, причем не только межэтническое, но и ко всему что другое», — поделилась своим пониманием этого громкого слова, участница площадки «Межкультурный диалог» Юлия Первухина.«А что, если терпимость есть, а вот искреннего уважения нет? Не приходить на такие дискуссии, раз уж ты неискренен?», — не унималась я, все расспрашивая Юлию.«Ну, психологи вот напрямую связывают уровень интеллекта и уровень толерантности, это потому что, чем больше мы знаем о других культурах, мы начинаем это принимать, уважать», — ответила девушка.На этом я не упокоилась, и пока участники площадки готовились к следующим заданиям Ашота, я подошла к самому эксперту и решила задать каверзные вопросы ему. — Толерантный – это уважающий другие народы, задача нашей встречи, чтобы эти молодые люди помогли другим стать такими же толерантными как они. И создать такие проекты, которые бы продвигали идеи толерантности, сделали бы их интересными для молодежи. — А Вам не кажется, что все подобные встречи и дискуссии ни к чему не приводят? Они ведь бесполезны.-Бесполезны, потому что у них нет продолжения! Когда все конкретные проекты остаются лишь на бумаге, это вызывает у молодежи только нежелание участвовать в таких мероприятиях и вообще разговаривать на тему толерантности. То есть необходимо, чтобы проекты продолжались, чтобы они приносили какие-то результаты. Проекты должны быть финансированы. Знаете, есть анекдот: «Пока вы не научитесь плавать, мы не нальем воду в бассейн». Вот по такому принципу в нашей стране работают с молодежью!Еще больше усомнившись в полезности тренинга и дискуссии, я все же осталась послушать, как молодые люди будут выкрикивать придуманные лозунги на тему борьбы с экстремизмом и рассказывать, что приводит к ненависти к другим. Участники разделились на три группы, в каждой был лидер, который решал, кого он возьмет в команду. Он подходил к человеку, брал его за руку и отводил к своим. Я сидела и улыбалась, довольная, что будучи журналистом, могу просто наблюдать. И тут ко мне подходит Назим, и на все мои комментарии вроде «я с другой площадки, я просто смотрю» спокойно отвечает: «Ну и поучавствуешь, ничего страшного, что сидеть-то». Через пять минут я сидела за столом с группой Назима и придумывала вместе со всеми лозунг. Сошлись на «Многого не надо. Просто быть людьми». А затем приступили к составлению списка причин экстремизма. Насчитали восемь основных. В том числе стадное чувство. После того как все группы выступили с лозунгами и огласили свои списки, Ашот предложил провести в столовой на обеде своеобразный флеш-моб: встать из-за стола и вместе произнести еще один лозунг. Прорепетировали: «Кто, если не мы! Где, если не здесь! Когда, если не сейчас!». По условному сигналу, Назим встает и говорит: «Друзья!», поднимаемся и скандируем. Придя в столовую, я прокараулила, когда встал Назим. Лозунг прозвучал не так эффектно, как на репетиции. Может, если бы я встала, он прозвучал бы громче. Но я в это время ела салат.

В первую очередь женщина 30 лет должна завести себе семью, найти мужа! – тоном, не терпящим возражений, воскликнул молодой человек, сидящий на заднем ряду. И для пущей убедительности поднялся со своего сидения.

— Назим, но они-то так не считают! – не менее эмоционально ответил пожилой мужчина с кавказским акцентом. Мужчину зовут Ашот. Он директор Центра межнационального общения. В этом большом просторном зале со стульями расставленными полукругом Ашот Айрапетян оказался неспроста. Он проводит тренинг «От парадигмы конфликта к парадигме толерантности». Присутствующая на тренинге молодежь – участники Форума Уральского Федерального округа «Актив-2011». На форуме семь направлений, одно из которых напрямую связано с этими самыми парадигмами конфликта и толерантности: площадка «Межкультурный диалог».

В тот момент, когда я зашла в зал, в самом разгаре был, не то межполовой диалог, не то уже конфликт. Семь девушек презентовали образ успешной женщины тридцати лет. Они горячо отстаивали свое мнение: в тридцать лет женщине не обязательно иметь мужа и семью, главное быть удовлетворенной своим положением и карьерой. Молодые люди, как оказалось, считали по-другому. Я села на самый последний ряд, чтоб не привлекать внимания. Впереди меня сидели два американца: Джей и Кеннет, о том, что они американцы я узнала, когда на тезис девушек «Женщина в тридцать лет должна иметь высшее образование» они начали хихикать и перешептываться о чем-то на родном английском. После того, как разобрали по косточкам идеал тридцатилетней успешной «вумен», группы перешли к обсуждению образа успешного мужчины. Тоже тридцатилетнего.

— Успешный мужчина должен иметь общественное признание, — сказал Кеннет.

— У него должны быть люди, на которых он может положиться, будь то друзья или семья, — добавил уже наш, русский мужчина. Опять долго не могли прийти к общему выводу, быть или не быть детям у тридцатилетнего человека. Мужчины решили, что нет. Ашот рассмеялся:

— Вы считаете, что тридцатилетняя успешная женщина должна иметь семью и детей, в то время как у ее мужчины ровесника нет этой жены и детей! Так откуда ей мужа взять?

— Мужчина должен быть старше женщины, лет на десять! — тут же последовали выкрики с места.

— Ну, к тому времени мужчин все меньше и меньше остается! На всех не хватит, и от этого создается огромная социальная нагрузка на женщину. Либо нет мужа, либо неуспешный мужчина…, — продолжил размышления эксперт тренинга, — Смотрите, какие разные мнения у мужчин и у женщин. Скажите, а если мужчина с Кавказа, а женщина русская, эта разница увеличивается?

Кто-то усиленно закивал головой, кто-то просто произнес: «Да».

Как говорится, родителей не выбирают, до последнего времени считалось, что и национальность не выбирают, но сегодня вот и в международных паспортах в графе «национальность» пишется государство, в котором ты живешь. Я когда первый раз был на международном фестивале, я был единственным представителем России, а там же нет понятия «россиянин» и меня семь дней называли «наш русский друг», а еще там парень был вот такого цвета, — Ашот взял в руки черный стул, — он Финляндию представлял. Он был «финским другом».

По залу пронесся смешок. Ашот тут же придумал задание: сыграть в ролевую игру, а для начала разделиться на шесть групп. После того как группы были созданы, он предложил им выбрать себе национальность, точнее карточку с ее названием. Каждая группа должна была подготовить небольшой рассказ о самобытности выбранной страны и о достоинствах своей национальности.

Через некоторое время на сцену вышли «испанцы». Одна из девушек сняла верхний свитер и завязала его в виде юбки, чтобы эффектнее станцевать. Другой свитер, красного цвета, парни взяли для изображения корриды. Затем презентовались «китайцы», среди них был Джей, который закончил выступление о достижениях Китая фразой: «А теперь взгляните, во что вы одеты». Зал покатился со смеху. Смеялись и американцы, и русские, и татары, и ингуши. Жаль, настоящих китайцев не было. Когда началась сценка про таджиков (выступающие имитировали встречу министров Таджикистана) смех усилился. Особенно, когда один из министров начал отчет о том, что «Соседей мы своих любим, часто ездим в гости. Обогащаем их культуру, приобретаем какой-то опыт у них там. Возвращаемся в Таджикистан и в Таджикистане строем светлое будущее!» Тут же возникли мысли о таджикских гастарбайтерах. Вот такая у меня толерантность. «Толерантность – это ни в коем случае не терпимость, я считаю! Это уважение, причем не только межэтническое, но и ко всему что другое», — поделилась своим пониманием этого громкого слова, участница площадки «Межкультурный диалог» Юлия Первухина.

«А что, если терпимость есть, а вот искреннего уважения нет? Не приходить на такие дискуссии, раз уж ты неискренен?», — не унималась я, все расспрашивая Юлию.

«Ну, психологи вот напрямую связывают уровень интеллекта и уровень толерантности, это потому что, чем больше мы знаем о других культурах, мы начинаем это принимать, уважать», — ответила девушка.

На этом я не упокоилась, и пока участники площадки готовились к следующим заданиям Ашота, я подошла к самому эксперту и решила задать каверзные вопросы ему.

— Толерантный – это уважающий другие народы, задача нашей встречи, чтобы эти молодые люди помогли другим стать такими же толерантными как они. И создать такие проекты, которые бы продвигали идеи толерантности, сделали бы их интересными для молодежи.

— А Вам не кажется, что все подобные встречи и дискуссии ни к чему не приводят? Они ведь бесполезны.

-Бесполезны, потому что у них нет продолжения! Когда все конкретные проекты остаются лишь на бумаге, это вызывает у молодежи только нежелание участвовать в таких мероприятиях и вообще разговаривать на тему толерантности. То есть необходимо, чтобы проекты продолжались, чтобы они приносили какие-то результаты. Проекты должны быть финансированы. Знаете, есть анекдот: «Пока вы не научитесь плавать, мы не нальем воду в бассейн». Вот по такому принципу в нашей стране работают с молодежью!

Еще больше усомнившись в полезности тренинга и дискуссии, я все же осталась послушать, как молодые люди будут выкрикивать придуманные лозунги на тему борьбы с экстремизмом и рассказывать, что приводит к ненависти к другим. Участники разделились на три группы, в каждой был лидер, который решал, кого он возьмет в команду. Он подходил к человеку, брал его за руку и отводил к своим. Я сидела и улыбалась, довольная, что будучи журналистом, могу просто наблюдать. И тут ко мне подходит Назим, и на все мои комментарии вроде «я с другой площадки, я просто смотрю» спокойно отвечает: «Ну и поучавствуешь, ничего страшного, что сидеть-то». Через пять минут я сидела за столом с группой Назима и придумывала вместе со всеми лозунг. Сошлись на «Многого не надо. Просто быть людьми». А затем приступили к составлению списка причин экстремизма. Насчитали восемь основных. В том числе стадное чувство. После того как все группы выступили с лозунгами и огласили свои списки, Ашот предложил провести в столовой на обеде своеобразный флеш-моб: встать из-за стола и вместе произнести еще один лозунг. Прорепетировали: «Кто, если не мы! Где, если не здесь! Когда, если не сейчас!». По условному сигналу, Назим встает и говорит: «Друзья!», поднимаемся и скандируем. Придя в столовую, я прокараулила, когда встал Назим. Лозунг прозвучал не так эффектно, как на репетиции. Может, если бы я встала, он прозвучал бы громче. Но я в это время ела салат.

Комментарии (/blogi/123474-pechat-zadanie-2-mezhkulturnyy-dialog-i-lozungi-v-stolovoy-ekaterina-komleva/)