Live

Молодежное объединение «Драйв» рассказывает о биографии земляка Закоркина Николая Степановича». ►

Молодежное объединение «Драйв» рассказывает о биографии земляка Закоркина Николая Степановича».  ►
 Есть люди, про которых должны знать все. И у нас, казалось бы в крошечном районе есть человек, дважды Герой Советского Союза, который однажды не вернулся домой с войны.Из деревни Стрункино Сладковского района в 1938-м в ряды Красной Армии был призван рядовой колхозник Коля Закоркин. Отслужил. Но в июне 41-го ему опять пришлось надеть военную форму. В марте 45-го старшему сержанту Николаю Степановичу Закоркину будет присвоено звание Героя Советского Союза. Посмертно. Мы располагаем единственным письмом, которое адресовал своей семье в Новоандреевку Сладковского района Николай Степанович Закоркин. Когда он писал эту весточку, ему было 26 лет. Пересчитайте свои годы… Очень многим из нас он покажется совсем еще мальчишкой, у которого вся жизнь впереди. Но впереди у тех, на чью долю выпали испытания Великой Отечественной, была война, каждая секунда которой могла стать последней. Они спешили жить? Нет, спешили покончить с проклятой войной. И пребывали в постоянной готовности… отдать свою жизнь за победу. За то мирное время, в котором выпало счастье жить нам. «Привет с фронта 21 мая 43-го года. Здравствуй, дорогая моя семейка: любимая женушка, милый сынок, дорогая дочка Маня. С боевым сердечным приветом к вам твой, Марусечка, муж, а детишкам — папка. Во-первых, спешу сообщить о том, что я жив и здоров, настроение бодрое и т.д. Марусечка, еще сообщаю о том, что письмо я твое получил 20-го мая в 10 часов вечера, пишу в 9 часов утра двадцать первого числа. За письмо сердечно благодарю. Из него я узнал, как ты живешь и какое у тебя и моих милых деток здоровье, о домашнем состоянии. Сведения, что ты мне сообщила, очень хорошее настроение мне создают. Я, Марусечка, тебя прошу, чтобы ты почаще сообщала все подробности о своей жизни и жизни всей Новоандреевки. Это все интересует меня. Марусечка, ты пишешь, что деньги мои получаешь. Да, милочка, пока я жив и здоров, деньгами тебя обеспечу. Я выслал денег в апреле 100 рублей, в мае тоже выслал 100 рублей. Живи и красуйся, деньги расходуй, куда тебе только желательно. Одевайся сама, одевай детишек и обувай, и кормись так, как требует желудок. Марусечка, ты пишешь, что домой едут и едут раненые, а я все еще не еду к тебе. Я, Марусечка, и не приеду до тех пор, пока гитлеровцы не будут разбиты. А когда я буду ехать к тебе, тогда уже войны не будет, и я приеду живым и здоровым, веселым и т.д. … В Маслянке есть, Марусечка, фотограф, сфотографируйся с сыном и вышли мне эту фотокарточку, чтобы я посмотрел, а то я начинаю уже образ обличия забывать. Марусечка, все — до свидания. На прощание жму правую твою беленькую и мягонькую ручку и целую алые губочки. Коля.» Его путеводной звездой к Победе была надежда — вернуться к родной семье. После войны семье старшего сержанта Николая Степановича Закоркина — командира отделения 3-й стрелковой роты 60-го стрелкового полка 65-й стрелковой дивизии 14-й армии, вручили звезду Героя Советского Союза, орден Ленина и два ордена Красной Звезды. Наградные документы сопровождала по-военному скупая запись: особо отличился в боях в Петсамо-Киркенесской операции (Карельский фронт). Подробности подвига, который совершил командир отделения пехотинцев Н.Закоркин 7 октября 1944 года, восстанавливались по крупицам. «Ранние заполярные сумерки накрыли темной шапкой линию обороны противника — с дотами, дзотами, минным полем… Закоркин обошел всех своих бойцов, с каждым перебросился одной фразой: — Готов? Утром выходим. Солдаты были также немногословны, каждый догадывался: готовится прорыв обороны противника.И вот уже отделение Закоркина скрытно подбирается к рубежу атаки. Вот оно, подножие высоты. Залегли. А через минуту над головами повисла ракета. Дрогнула, застонала земля, с воем и грохотом понеслась лавина металла на фашистские окопы. Едва успели стихнуть орудия, поднялась пехота. Поднялась и тут же залегла, встреченная шквальным огнем.— Вперед, ребята! — крикнул Закоркин.Черна осенняя земля, извиваются по ней живые цепочки, ползут солдаты, все ближе передний край фашистской обороны. Но опять заговорили амбразуры дзота, с прямой наводки полетели артиллерийские снаряды. И снова залегли храбрецы».И тогда наш земляк, командир отделения Николай Закоркин, отдал приказ самому себе: уничтожить ключевую позицию врага — вывести из строя дзот, расположенный на высоте 373,1 в районе горы Большой Кариквайвишь (Кольский район Мурманской области. — Н.Т.). Со связкой гранат под свинцовым огнем он пополз к огневой точке противника. И захлебнулась изрыгающая смерть амбразура. Но тут заговорил немецкий пулемет справа. «Его руки, ноги, тело повиновались одной команде, данной мозгом: «Вперед!» И он пополз, ничего не видя, кроме проволочной паутины, стоявшей у него на пути. Наконец разрезанное проволочное заграждение позади. Бросок гранаты, взрыв — и смолкла амбразура еще одного дзота». А дальше все было, как в кино: бойцы его отделения с криком «Ура!» ринулись во вражеские траншеи. Началось преследование фашистов.В книге «Тюменцы — Герои Советского Союза» отмечен такой факт: в том бою коммунист Николай Закоркин сменил раненого командира взвода — принял на себя командование. И приведены такие цифры: «В этом бою его подразделение уничтожило 80 солдат и офицеров, 30 ранили и 12 захватили в плен. Фашисты в панике бежали к реке Титовке. Чтобы задержать нашу пехоту, они взорвали мост».И снова последовал приказ Закоркина: «Взвод, за мной!» Именно — «за мной», потому что он первым бросился в холодную воду. Под огнем вражеской артиллерии и минометов, в столбах воды и грязи наши пехотинцы двигались вперед. И заняли плацдарм на западном берегу Титовки. «Так взвод Николая Закоркина облегчил продвижение батальона, который потом окружил и уничтожил противника. Когда утихли орудия, умолкли пулеметы, недосчитались храбрецы в своих рядах многих своих боевых товарищей, в том числе и бесстрашного коммуниста Закоркина. Он пал в этом бою, прокладывая своим товарищам дорогу вперед, к победе».«Я буду ехать к тебе, тогда уже войны не будет», — обещал Николай жене. Обещание свое выполнил как смог: именем Н.Закоркина названа одна из улиц в Сладково. А в поселке Новоандреевка, куда в годы войны старший сержант адресовал письма с фронта, есть Дом культуры, который носит имя Николая Степановича Закоркина.Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24.03. 1945 года Николаю Степановичу Закоркину присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).             И в день Победы мы все возложили цветы к обелискам, вспомнили тех, благодаря кому мы сейчас живём. Их подвиг бесценен. 

Молодежный информационный портал Тюмени / Moi-Portal.ru 

Есть люди, про которых должны знать все. И у нас, казалось бы в крошечном районе есть человек, дважды Герой Советского Союза, который однажды не вернулся домой с войны.

Из деревни Стрункино Сладковского района в
1938-м в ряды Красной Армии был призван рядовой колхозник Коля Закоркин.
Отслужил. Но в июне 41-го ему опять пришлось надеть военную форму. В марте 45-го
старшему сержанту Николаю Степановичу Закоркину будет присвоено звание Героя
Советского Союза. Посмертно.


Мы располагаем единственным письмом,
которое адресовал своей семье в Новоандреевку Сладковского района Николай
Степанович Закоркин. Когда он писал эту весточку, ему было 26 лет. Пересчитайте
свои годы… Очень многим из нас он покажется совсем еще мальчишкой, у которого
вся жизнь впереди. Но впереди у тех, на чью долю выпали испытания Великой
Отечественной, была война, каждая секунда которой могла стать последней. Они
спешили жить? Нет, спешили покончить с проклятой войной. И пребывали в
постоянной готовности… отдать свою жизнь за победу. За то мирное время, в
котором выпало счастье жить нам.

 

«Привет с фронта 21 мая 43-го года. Здравствуй, дорогая моя семейка: любимая
женушка, милый сынок, дорогая дочка Маня. С боевым сердечным приветом к вам
твой, Марусечка, муж, а детишкам — папка. Во-первых, спешу сообщить о том, что я
жив и здоров, настроение бодрое и т.д. Марусечка, еще сообщаю о том, что письмо
я твое получил 20-го мая в 10 часов вечера, пишу в 9 часов утра двадцать первого
числа. За письмо сердечно благодарю. Из него я узнал, как ты живешь и какое у
тебя и моих милых деток здоровье, о домашнем состоянии. Сведения, что ты мне
сообщила, очень хорошее настроение мне создают. Я, Марусечка, тебя прошу, чтобы
ты почаще сообщала все подробности о своей жизни и жизни всей Новоандреевки. Это
все интересует меня.


Марусечка, ты пишешь, что деньги мои
получаешь. Да, милочка, пока я жив и здоров, деньгами тебя обеспечу. Я выслал
денег в апреле 100 рублей, в мае тоже выслал 100 рублей. Живи и красуйся, деньги
расходуй, куда тебе только желательно. Одевайся сама, одевай детишек и обувай, и
кормись так, как требует желудок.


Марусечка, ты пишешь, что домой едут и едут
раненые, а я все еще не еду к тебе. Я, Марусечка, и не приеду до тех пор, пока
гитлеровцы не будут разбиты. А когда я буду ехать к тебе, тогда уже войны не
будет, и я приеду живым и здоровым, веселым и т.д.


… В Маслянке есть, Марусечка, фотограф, сфотографируйся с сыном и вышли мне
эту фотокарточку, чтобы я посмотрел, а то я начинаю уже образ обличия забывать.
Марусечка, все — до свидания. На прощание жму правую твою беленькую и мягонькую
ручку и целую алые губочки. Коля.»


Его путеводной звездой к Победе была
надежда — вернуться к родной семье. После войны семье старшего сержанта Николая
Степановича Закоркина — командира отделения 3-й стрелковой роты 60-го
стрелкового полка 65-й стрелковой дивизии 14-й армии, вручили звезду Героя
Советского Союза, орден Ленина и два ордена Красной Звезды. Наградные документы
сопровождала по-военному скупая запись: особо отличился в боях в
Петсамо-Киркенесской операции (Карельский фронт). Подробности подвига, который
совершил командир отделения пехотинцев Н.Закоркин 7 октября 1944 года,
восстанавливались по крупицам.


«Ранние заполярные сумерки накрыли темной
шапкой линию обороны противника — с дотами, дзотами, минным полем… Закоркин
обошел всех своих бойцов, с каждым перебросился одной фразой:


— Готов? Утром выходим. Солдаты были также немногословны, каждый догадывался:
готовится прорыв обороны противника.

И вот уже отделение Закоркина скрытно
подбирается к рубежу атаки. Вот оно, подножие высоты. Залегли. А через минуту
над головами повисла ракета. Дрогнула, застонала земля, с воем и грохотом
понеслась лавина металла на фашистские окопы. Едва успели стихнуть орудия,
поднялась пехота. Поднялась и тут же залегла, встреченная шквальным огнем.

— Вперед, ребята! — крикнул Закоркин.

Черна осенняя земля, извиваются по ней живые цепочки, ползут солдаты, все
ближе передний край фашистской обороны. Но опять заговорили амбразуры дзота, с
прямой наводки полетели артиллерийские снаряды. И снова залегли храбрецы».

И тогда наш земляк, командир отделения
Николай Закоркин, отдал приказ самому себе: уничтожить ключевую позицию врага —
вывести из строя дзот, расположенный на высоте 373,1 в районе горы Большой
Кариквайвишь (Кольский район Мурманской области. — Н.Т.). Со связкой гранат под
свинцовым огнем он пополз к огневой точке противника. И захлебнулась изрыгающая
смерть амбразура. Но тут заговорил немецкий пулемет справа. «Его руки, ноги,
тело повиновались одной команде, данной мозгом: «Вперед!» И он пополз, ничего не видя, кроме
проволочной паутины, стоявшей у него на пути. Наконец разрезанное проволочное
заграждение позади. Бросок гранаты, взрыв — и смолкла амбразура еще одного
дзота». А дальше все было, как в кино: бойцы его отделения с криком «Ура!» ринулись во вражеские траншеи.
Началось преследование фашистов.

В книге «Тюменцы — Герои Советского Союза»
отмечен такой факт: в том бою коммунист Николай Закоркин сменил раненого
командира взвода — принял на себя командование. И приведены такие цифры:
«В этом бою его подразделение
уничтожило 80 солдат и офицеров, 30 ранили и 12 захватили в плен. Фашисты в
панике бежали к реке Титовке. Чтобы задержать нашу пехоту, они взорвали
мост
».

И снова последовал приказ Закоркина:
«Взвод, за мной!» Именно — «за мной», потому что он первым
бросился в холодную воду. Под огнем вражеской артиллерии и минометов, в столбах
воды и грязи наши пехотинцы двигались вперед. И заняли плацдарм на западном
берегу Титовки. «Так взвод Николая
Закоркина облегчил продвижение батальона, который потом окружил и уничтожил
противника. Когда утихли орудия, умолкли пулеметы, недосчитались храбрецы в
своих рядах многих своих боевых товарищей, в том числе и бесстрашного коммуниста
Закоркина. Он пал в этом бою, прокладывая своим товарищам дорогу вперед, к
победе
».

«Я буду ехать к тебе, тогда уже войны не
будет
», — обещал Николай жене. Обещание свое выполнил как смог: именем
Н.Закоркина названа одна из улиц в Сладково. А в поселке Новоандреевка, куда в
годы войны старший сержант адресовал письма с фронта, есть Дом культуры, который
носит имя Николая Степановича Закоркина.

Указом
Президиума Верховного Совета СССР от 24.03. 1945 года Николаю Степановичу
Закоркину присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

            Молодежный информационный портал Тюмени / Moi-Portal.ru

И в день Победы мы все возложили цветы к обелискам, вспомнили тех, благодаря кому мы сейчас живём. Их подвиг бесценен.

 

Комментарии (/blogi/124660-molodezhnoe-obedinenie-drayv-rasskazyvaet-o-biografii-zemlyaka-zakorkina-nikolaya-stepanovicha-/)