Live

Кому на селе жить хорошо? История одного СТЭМа.

Кому на селе жить хорошо? История одного СТЭМа.
“Когда не хватает шуток в СТЭМе, начинай развивать персонажей”- говорит Евгений Стасенко и громко смеется. Сегодня студия, названная его именем, дебютировала в группе В со своим студенческим театром эстрадных миниатюр “Село TV”.Во время финальной репетиции на сцене суровый Евгений Стасенко спорит с режиссером звука: каждый из них интеллигентно настаивает на своем. Тем временем актеры СТЭМа выставляют на сцену свои скудные декорации: стол, два стула, баян. Их всего двое: один высокий, белозубый второкурсник Данил и другой матерый, закаленный в театральной жизни парень с шапкой-ушанкой на голове, которая как будто часть его, а не персонажа. -Как студию-то назовем? Может “Лужкова-лова-лова”?-предлагает высокий. -Скорее, “Фалькова-лова-лова”,-смеется другой в шапке, -Лучше давай студия “Угрюмый карп”. На его бейджике написано “Глебосина”, и он похоже назвал бы СТЭМ в свою честь, если бы ему дали шанс. Тем временем, конфликт между режиссером и Стасенко сходит на нет. Обоих актеров гонят репетировать “по точкам”, где они пару раз спотыкаются, забывая слова. Это выглядит нелепо и скомканно: именно такого мнения о своем СТЭМе сам Евгений. -Да я когда узнал, что мы студвесну у себя в университете выиграли, очень долго смеялся. Я ведь даже на награждение не пришел: просто никакого приза не ждал,-делится он с широкой улыбкой. После прогона приходит реквизитор СТЭМа Вика. За ней на колесиках едет огромный, с виду тяжелый чемодан. Из него она достает несколько рубашек, две пары сапог, жилетку защитного цвета, старый битбокс, касеты, сломанную камеру со штативом, потертую кепку, тельняшку. Все эти атрибуты простых деревенских мужиков актеры цепляют на себя: Глебосина одевается с первого раза и выглядит полностью в образе, тогда как Данил несколько раз меняет свой костюм и смотрится в зеркало. -Может пиджак на голое тело одеть?-смеется он, -У нас ведь в СТЭМе даже такая шутка есть! -Это не театрально, это грязно,-морщится Глебосина и использует непечатные слова. Реквизитор Вика, она же выпускающий режиссер СТЭМа Виктория Лазовская, гоняет их по словам, пытаясь добиться того, чтобы Данил не забывал их во время действия. Евгений Стасенко стоит рядом и сбивает актеров, подкидывая в сценарий новых шуток или просто переделывая старые песни на новый, свой собственный лад. -Это какой у тебя по счету СТЭМ?-спрашиваю я у Глебосины в ожидании начала концерта. -Не помню даже,-он чешет голову,-Вроде восьмой. -Ого! А лет тебе сколько? -Это получается… Двадцать три что ли?-входит в роль Глебосина и с деревенским акцентом прибавляет,-Я токо один раз диплом не защитил. На сцену ребята выходят под одобрительные возгласы зала и с тем названием, что было указано в заявке: СТЭМ-студия Евгения Стасенко. Зрителям обязательно понравится и шутки про пиджак на голое тело, и смешные джинглы в перерывах между репликами, и простенькие мелодии на баяне от Данила. Но что понравится еще больше — мораль и смысл всего затеянного действия.Устами главных героев со зрителем внезапно заговорит их “малая родина”. Не таким в своем СТЭМе показали ребята село, каким мы привыкли его видеть: думающие люди живут в глубинке, философы и работяги, готовые остаться в деревне ради любимого дела. “Лучше уж мы кормильцами здесь останемся, чем кормиться в город уедем” звучит в заключении главная мысль номера, подкрепляя юмор постановки ноткой патриотизма. Выходя с концертной площадки, Евгений Стасенко обсуждает ошибки и косяки выступления. Реквизитор Вика смеется над тем, как из-за кулисы подсказывала слова Данилу.-Да кому вообще нужна эта студвесна,-сетует Евгений и воодушевленно добавляет,-Но вы слышали как смеялись в зале? У нас всего три-четыре конкурента в группе Б, значит прорвемся!Тема: История одного номера Номинация Печать Гилева Мария Группа Б ТюмГУ

“Когда не хватает шуток в СТЭМе, начинай развивать персонажей”- говорит Евгений Стасенко и громко смеется. Сегодня студия, названная его именем, дебютировала в группе В со своим студенческим театром эстрадных миниатюр “Село TV”.

Во время финальной репетиции на сцене суровый Евгений Стасенко спорит с режиссером звука: каждый из них интеллигентно настаивает на своем. Тем временем актеры СТЭМа выставляют на сцену свои скудные декорации: стол, два стула, баян. Их всего двое: один высокий, белозубый второкурсник Данил и другой матерый, закаленный в театральной жизни парень с шапкой-ушанкой на голове, которая как будто часть его, а не персонажа.


-Как студию-то назовем? Может “Лужкова-лова-лова”?-предлагает высокий.
-Скорее, “Фалькова-лова-лова”,-смеется другой в шапке, -Лучше давай студия “Угрюмый карп”.


На его бейджике написано “Глебосина”, и он похоже назвал бы СТЭМ в свою честь, если бы ему дали шанс. Тем временем, конфликт между режиссером и Стасенко сходит на нет. Обоих актеров гонят репетировать “по точкам”, где они пару раз спотыкаются, забывая слова. Это выглядит нелепо и скомканно: именно такого мнения о своем СТЭМе сам Евгений.


-Да я когда узнал, что мы студвесну у себя в университете выиграли, очень долго смеялся. Я ведь даже на награждение не пришел: просто никакого приза не ждал,-делится он с широкой улыбкой.


После прогона приходит реквизитор СТЭМа Вика. За ней на колесиках едет огромный, с виду тяжелый чемодан. Из него она достает несколько рубашек, две пары сапог, жилетку защитного цвета, старый битбокс, касеты, сломанную камеру со штативом, потертую кепку, тельняшку. Все эти атрибуты простых деревенских мужиков актеры цепляют на себя: Глебосина одевается с первого раза и выглядит полностью в образе, тогда как Данил несколько раз меняет свой костюм и смотрится в зеркало.


-Может пиджак на голое тело одеть?-смеется он, -У нас ведь в СТЭМе даже такая шутка есть!
-Это не театрально, это грязно,-морщится Глебосина и использует непечатные слова.


Реквизитор Вика, она же выпускающий режиссер СТЭМа Виктория Лазовская, гоняет их по словам, пытаясь добиться того, чтобы Данил не забывал их во время действия. Евгений Стасенко стоит рядом и сбивает актеров, подкидывая в сценарий новых шуток или просто переделывая старые песни на новый, свой собственный лад.


-Это какой у тебя по счету СТЭМ?-спрашиваю я у Глебосины в ожидании начала концерта.
-Не помню даже,-он чешет голову,-Вроде восьмой.
-Ого! А лет тебе сколько?
-Это получается… Двадцать три что ли?-входит в роль Глебосина и с деревенским акцентом прибавляет,-Я токо один раз диплом не защитил.


На сцену ребята выходят под одобрительные возгласы зала и с тем названием, что было указано в заявке: СТЭМ-студия Евгения Стасенко. Зрителям обязательно понравится и шутки про пиджак на голое тело, и смешные джинглы в перерывах между репликами, и простенькие мелодии на баяне от Данила. Но что понравится еще больше — мораль и смысл всего затеянного действия.

Устами главных героев со зрителем внезапно заговорит их “малая родина”. Не таким в своем СТЭМе показали ребята село, каким мы привыкли его видеть: думающие люди живут в глубинке, философы и работяги, готовые остаться в деревне ради любимого дела. “Лучше уж мы кормильцами здесь останемся, чем кормиться в город уедем” звучит в заключении главная мысль номера, подкрепляя юмор постановки ноткой патриотизма.


Выходя с концертной площадки, Евгений Стасенко обсуждает ошибки и косяки выступления. Реквизитор Вика смеется над тем, как из-за кулисы подсказывала слова Данилу.

-Да кому вообще нужна эта студвесна,-сетует Евгений и воодушевленно добавляет,-Но вы слышали как смеялись в зале? У нас всего три-четыре конкурента в группе Б, значит прорвемся!

Тема: История одного номера
Номинация Печать
Гилева Мария
Группа Б
ТюмГУ

Комментарии (/blogi/129130-komu-na-sele-zhit-khorosho-istoriya-odnogo-stema/)