Live

Моя навигация Поляков Павел, группа СВ 15-2Т

Моя навигация Поляков Павел, группа СВ 15-2Т
Долгий рейс подходит к концу. Речной Толкач идет домой.
Смеркалось. Судно, будто в сказке, идёт по реке, а вокруг тишина. Только гул двигателей отдаётся, словно эхо, в кронах деревьев. Вдруг за поворотом что-то засветилось. Это охотничий двухэтажный домик из кругляка.  Он  один на яру.
             Домой!  Как хочется домой!

             В такие моменты воспоминания сами берут нас в свои завораживающие руки и уносят далеко-далеко, на память приходят  самые яркие моменты навигации.
          Пароходство решило оставить нас на рейде в Салехарде. В Салехарде несколько портов, один из которых, грузовой порт номер 3, находится рядом с городом Лабытнанги.  Там мы проработали в целом  с начала лета  и  до конца навигации. И именно с Лабытнангами  и  связаны  мои  воспоминания. Я никогда не видел северных городов. Этот город  с загадочным и ласкающим слух названием  находится на левом берегу Оби, напротив Салехарда.  А название  Лабытнанги   в переводе  с хантыйского языка означает  "Семь лиственниц".   Лабытнанги — единственный город ЯНАО, который расположен полностью за полярным кругом.  Это современный городок, новые дома здесь  соседствуют с ветхими бараками. Именно в Лабытнангах  я увидел  впервые северное сияние. Картина неописуемая. Однажды, когда полярный день кончился,  ночью было темно, я впервые увидел это нечто прекрасное. Мы шли к причалу  вдали от огней цивилизации. У нас горели только опознавательные огни на теплоходе, но не так ярко, чтобы мешать тому, что развивалось в небе. Там, в вышине, виднелась переливающаяся  зелень. Это нечто поражало своей величиной. Словно огромная небесная штора, застилающаяся  нас,  чуть ли не касаясь редких тучек, пролетая над нами, двигалась дальше. В такие моменты понимаешь, насколько ты мал и незначителен в этом  мире, как песчинка Вселенной!  Изменяющееся  в пространстве действо просто завораживает, состояние абсолютно   неоднозначное, от полного восторга от увиденного до какого-то страха.   Это  незабываемые ощущения, и ты их  никогда не забудешь, пройдет хоть 20, хоть 30 лет.
    Так же я помню туман, настолько густой, что даже и представить трудно. При  заступлении на вахту, видимость была метров 10, к концу же, метров 50. Вода упала, и причал с двух сторон окружали косы, а между ними был проход. Из-за плохой видимости, вахтенный начальник, будучи за штурвалом,  потерял проход,  и мы чуть было не сели на мель. Работа паромов была остановлена по этой же причине. Надо было идти к  Салехарду,  и мы отправились, двигаясь лишь по навигатору и эхолоту. Самое забавное, когда подошли к городу, тумана не было. Зато позади нас была огромная белесая стена, которая, словно одеяло, спускалось с горы.
   В период навигации я каждый  день  испытывал шквал эмоций, они переполняли мое сердце. Особенно волнительной  почему-то всякий раз была для меня  швартовка.  Для многих это было обычно и легко, а мне, находящемуся  первый раз в навигации, было не так просто научиться этому. Да и,по правде сказать, обучался я медленно. Выходило обычно 3-4 человека, когда подводили баржу к причалу. Важна быстрая работа. Двое на носу,  и один или два на корме. Но в тот раз нас было двое. Мы наматывали металлические троса  на  кнехта, и почему- то  у меня   было такое состояние эйфории, что не передать словами. Я чувствовал себя взрослым, самостоятельным, принимающим самостоятельное решение, я чувствовал ответственность перед командой и понимал, что я не подведу, у меня все получится. И получилось!  Непередаваемое чувство радости, когда, наконец, результаты навигации показали себя.

       Было 19:25, мы прошли мимо охотничьего домика, и он скрылся за поворотом в лесной тишине. Двигались всё так же спокойно и размеренно. Подходила к концу моя вахта,  и я пошел предупредить следующего вахтенного.
– Рома, полчаса до вахты, – зевая, ответил он мне, посмотрел на время, потом  в иллюминатор,  – когда в Сумкино будем? – спросил он с задумчивым видом.
– Завтра к обеду, – ответил я, на  этой фразе я закрыл дверь в каюту и пошел готовить вахту к сдаче.  Нетерпение. Последние километры.
        Нам ещё много времени предстояло дойти до Тюмени по извилистой реке Тура со своими печально известными перекатами. Но это уже было не так важно. Долгий рейс подходит к концу. Речной Толкач идет домой.  Домой!   А я – к  маме!

Комментарии (/blogi/173948-moya-navigatsiya-polyakov-pavel-gruppa-sv-15-2t/)