Live

Венский бал или месяц спустя

Венский бал или месяц спустя
  Нелли впервые побывала на венском балу в Тюмени. Поскольку на другие венские балы ей ещё как-то удавалось проскользнуть, на бал тюменско-венский путешественницу во времени не пустили просто так – заставили платить от 5 до 15 тысяч. Пришлось временной пропуск показывать – он периодически сходит за билет…Всё казалось привычным и непривычным. Звучали вальсы Шуберта, играл живой оркестр, дамы стояли в пышных и длинных платьях, а кавалеры – в костюмах. Только шорох операторских камер и звук фотоаппаратов напоминал  современности. Напоминало про двадцать первый век ещё одно обстоятельство – само поведение людей, которые не привыкли к пышным бальным церемониям. Они словно с ужасом оглядывались на себя благородных, словно и не они. Ну да ладно, это всё придирки отчаянной путешественницы.А в целом, впечатление было прекрасное и изящное, как сама музыка Штрауса. Радовало всё – и выход юных дебютанток в белых платьях, и галантность их партнёров-танцоров, и блистательная раскованность ведущих, одним из которых был Гедиминас Таранда, (как показалось Нелли, просто замечательный человек!)Не переставая, гремела музыка, царила лёгкая и головокружительная атмосфера.Сама Нелли была без зонтика, но зато в шёлковом барежевом платье, заимствованной у одной барышни в XIX веке (все, должно быть, не догадались, но как-то поняли). Да и вообще некоторые почувствовали, что Нелли как бы не сама оттуда.Многое её умиляло и трогало – цветы, улыбки, радость на лицах, робкие приглашения.  Как здорово, что эта изысканная традиция оживает. Нелли дала слова не писать о бале месяц – чтобы постранствовать по свету и сравнить с другими балами. Но ничего не получилось – запал ей в сердце именно тюменский венский бал.

Нелли впервые побывала на венском балу в Тюмени. Поскольку на другие венские балы ей ещё как-то удавалось проскользнуть, на бал тюменско-венский путешественницу во времени не пустили просто так – заставили платить от 5 до 15 тысяч. Пришлось временной пропуск показывать – он периодически сходит за билет…

Всё казалось привычным и непривычным. Звучали вальсы Шуберта, играл живой оркестр, дамы стояли в пышных и длинных платьях, а кавалеры – в костюмах. Только шорох операторских камер и звук фотоаппаратов напоминал современности. Напоминало про двадцать первый век ещё одно обстоятельство – само поведение людей, которые не привыкли к пышным бальным церемониям. Они словно с ужасом оглядывались на себя благородных, словно и не они. Ну да ладно, это всё придирки отчаянной путешественницы.

А в целом, впечатление было прекрасное и изящное, как сама музыка Штрауса. Радовало всё – и выход юных дебютанток в белых платьях, и галантность их партнёров-танцоров, и блистательная раскованность ведущих, одним из которых был Гедиминас Таранда, (как показалось Нелли, просто замечательный человек!)

Не переставая, гремела музыка, царила лёгкая и головокружительная атмосфера.

Сама Нелли была без зонтика, но зато в шёлковом барежевом платье, заимствованной у одной барышни в XIX веке (все, должно быть, не догадались, но как-то поняли). Да и вообще некоторые почувствовали, что Нелли как бы не сама оттуда.

Многое её умиляло и трогало – цветы, улыбки, радость на лицах, робкие приглашения. Как здорово, что эта изысканная традиция оживает. Нелли дала слова не писать о бале месяц – чтобы постранствовать по свету и сравнить с другими балами. Но ничего не получилось – запал ей в сердце именно тюменский венский бал.

Комментарии (/blogi/18568-venskiy-bal-ili-mesyats-spustya/)