Live

В Тюмени обсудили будущее молодежных театров в России и Европе

В Тюмени обсудили будущее молодежных театров в России и Европе
Съехавшиеся на «Театральную революцию»-2017 практики и эксперты из Германии, Ирландии, Словакии, Дании и России рассказали об опыте работы с любительским театром. Какие проблемы есть у движения; нужна ли ему профессионализация; как получать финансирование и можно ли жить без денег – об этом был разговор утром 4 марта в большом зале «Космоса».


Рико Дитцмайер, режиссер, театр Cammerspiele, Лейпциг


Мы с моими коллегами - из одной театральной школы, и пока мы учились – занимались тем, что изучали разные актерские школы. Комедию дель арте, например. Наш театр – это площадка экспериментов, и мы хотим стать профессиональным театром. И сегодня вынуждены думать о том, как заработать деньги.


Йозеф Красуля, Президент Словацкого центра АIТА, член Совета ЦЕК АИТА, Словакия


В Словакии молодежный любительский театр – только часть любительского театра в целом. У нас трехступенчатая система фестивалей: первая ступень – фестивали городских театров. Их победители попадают на региональные, а дальше – на национальные (таких в Словакии пять, для каждого типа театра – свой). Победители приглашаются на главный фестиваль любительского театра Scenic Harvest (“Сценический урожай”), где участвуют международные наблюдатели.

У нас сотни любительских групп, поэтому последовательность этой цепочки очень важна. Государственное финансирование мы получает от Минкульта через региональные фонды. Национальный фестиваль получает деньги от Национального культурного центра. Деньги распределяются независимыми фондами, куда каждый желающий может подать заявку.


Мэри Пэарс, член Исполкома АIТА, Ирландия

Любительский театр в Ирландии существовал всегда, как мне кажется. У нас в каждом вузе есть свой студенческий театр. А в шести главных вузах страны есть факультеты драмы.

Любительским театром занимается 35 лет назад учрежденная Национальная ассоциация молодежных театров – недавно она сменила название на “Молодежный театр Ирландии”. Ассоциация полностью финансируется государством. А сами театры не получают от государства денег.

Раньше любители занимались больше процессом, сегодня они нацелены на результат – хотят играть спектакли регулярно. То есть хотят стать профессиональным театром. Если не получается – занимаются любительским.

У нас широко развита система фестивалей любительского театра – их около сорока. На них, как правило, есть конкурс – но не ради денежного приза, а ради лауреатства. На фестивали приглашаются профессиональные критики и решают, кто лучший.

В течение целого года мы проводим лаборатории и оплачиваем работу профессиональных педагогов – все это за счет членских взносов. На них мы и живем.


Кристина Оомер, Президент Альянса любительских театров скандинавских стран и стран Балтии (NEATA), Эстония


В Эстонии нет широкой сети молодежных театров, но есть несколько сильных групп – например, компания из Тарту. Еще у нас проходят студенческие театральные дни.

Как правило, студенты либо ставят классику, либо сами пишут пьесы для себя. Проблема заключается в нехватке режиссеров – мало тех, кто хочет работать с молодежными театрами. А если нет человека, который собирает вокруг себя группу, то все распадается.

У нас есть фонд «Капитал культуры Эстонии», куда каждый желающий может написать заявку и получить финансирование, если проект действительно интересный. В этом фонде разные секции: кино, профессиональный театр, музыка, есть и любительский. Деньги на культурные проекты фонд получает от продажи алкоголя и сигарет. Так что (смеется), если хотите поддержать культуру – нужно больше пить и курить.


Владимир Филонов, режиссер, художественный руководитель театра-студии «Манекен» (Челябинск), вице-президент Ассоциации студенческих театров России.


Сегодня снова возникла потребность в объединении любительских театров в России и происходит это в связи с тем, что в 80-е у нас было мощное молодежное движение. Тогда студии объединялись ради поисков альтернативных путей развития театра. Отсюда появились и театр Юрия Погребничко («ОКОЛО дома Станиславского». – прим. ред.), и Театр Марка Розовского, и много еще кто. Потом лет на пятнадцать движение провисло: лидеры ушли в профессиональные театры, а государству до любителей не было дела. И уже в 2000-е при университетах снова возникли коллективы и фестивали. Но фестивали не позволяют узнать друг друга по-настоящему – они больше про спектакли. Для этого и существуют актерские и режиссерские лаборатории, в том числе инициированные нашей Ассоциацией. То есть раньше инициатива шла от государства, а сейчас – от нас самих. Эти связи как раз и позволяют устроить гастроли.

Все мы работаем на общественных началах, поэтому ситуация в Тюмени, когда фестиваль молодежных театров поддерживает администрация города – уникальна. Если такой центр будет существовать – это станет примером, как вообще надо обращаться с молодежным театром в России.


Эа Мелисса Кристенсен и Каспер Мор, актеры театра “Инкогнито” (Копенгаген)


Немногие в Дании сейчас занимаются традиционным театром. Очень популярны эксперименты, поиск нового. Забавно: все настолько хотят сделать что-то необычное, что многие спектакли похожи друг на друга. Эксперименты очень абстрактны, так что сложно понять, о чем они.

Другая проблема - не так много ролей для женщин. Актриса может играть Джульетту или злобную старуху, и все.

Финансирование любительских театров осуществляется за счет независимых фондов. Их много, но они небольшие, и денег там можно получить немного. Получить больше - трудно. В этом случае нам говорят: что-то вы просите так же много, как профессионалы!

В любительском и профессиональном театре много общего, но между ними есть и определенная дистанция. Цель профессиональных театров сейчас - заработать денег, а любительских - выразить себя. Чтобы голос нашего поколения был услышан.


Фотографии Владимира Чебалдина
Текст Кристины Матвиенко и Камиллы Генераловой

 

Комментарии (/blogi/186375-v-tyumeni-obsudili-budushchee-molodezhnykh-teatrov-v-rossii-i-evrope/)