Live

Не пропусти первую премьеру этого года!

Не пропусти первую премьеру этого года!
Знаменитая волшебная сказка превратилась в увлекательный современный триллер! Встречайте на экранах залихватскую смесь приключенческого боевика и фильма ужасов «Охотники на ведьм 3D».

Знаменитая волшебная сказка превратилась в увлекательный современный триллер! Встречайте на экранах залихватскую смесь приключенческого боевика и фильма ужасов «Охотники на ведьм 3D».

Эта история разворачивается через 15 лет после того, как брат и сестра Гензель (Джереми Реннер) и Гретель (Джемма Артертон) убежали от коварной ведьмы, которая навсегда изменила их жизнь… и привила им вкус к крови! Теперь они повзрослели и стали свирепыми, великолепно натренированными охотниками за головами, которые не остановятся ни перед чем, чтобы выследить и прикончить ведьму в самом темном лесу. Однако по мере того, как приближается печально известная Кровавая Луна, а родной городок погружается в пучину кошмара, связанного с похищением детей, Гензелю и Гретель приходится столкнуться со злом, которое превосходит всех ведьм, попадавшимся им на пути – и это зло, возможно, хранит тайну их ужасного прошлого.

Paramount Pictures и Metro-Goldwyn-Mayer Pictures представляют фильм производства Gary Sanchez «Охотники на ведьм» (Hansel& Gretel: WitchHunters). В ролях Джереми Реннер (Jeremy Renner), Джемма Артертон (Gemma Arterton), Фамке Янссен (Famke Janssen) и Питер Стормаре (Peter Stormare). Автор сценария и режиссер Томми Виркола (Tommy Wirkola). Продюсеры Уилл Феррелл (Will Ferrell), Адам МакКей (Adam McKay), Кевин Мессик (Kevin Messick) и Бо Флинн (Beau Flynn). Исполнительные продюсеры Дэнис Л. Стюарт (Denis L. Stewart), Крис Хенчи (Chris Henchy) и Трипп Винсон (Tripp Vinson). Удивительный визуальный облик картины стал возможен благодаря целой команде профессионалов, среди которых – оператор Майкл Бонвиллейн (Michael Bonvillain), снявший «Монстро», художник-постановщик Стивен Скотт (Stephen Scott), на счету которого первый и второй «Хеллбой», режиссер монтажа Джим Пейдж (Jim Page), приложивший руку к «Паранойе», художник по костюмам Марлин Стюарт (Marlene Stewart), работавшая над «Живой сталью» и «Солдатами неудачи», а также специалист по спецэффектам Джон Фархат (Jon Farhat), в чьем послужном списке «Книга Илая» и «Особо опасен».

КАК ВЫРАСТАЮТ СКАЗКИ

Дети во всем мире уже давно замирают от страха, слушая классическую сказку про брата и сестру, потерявшихся в лесу и попавших в логово к коварной ведьме, которая варит и ест детей. В конце сказки детям удалось вырваться из ее когтей… но что же случилось с ними потом? Именно об этом однажды задумался сценарист и режиссер фильма «Охотники на ведьм» Томми Виркола. Поместив в центр картины повзрослевших брата и сестру, ставших знаменитыми охотниками на ведьм, фильм насыщает старую сказку современным динамизмом, превратив ее в неудержимое повествование поистине эпического размаха.

Виркола, ставший известным в своей родной Норвегии благодаря причудливой зомби-комедии «Мертвый снег» (DeadSnow), всю свою жизнь ждал удобного случая, чтобы вновь обратиться к сказке, которая заворожила его еще в далеком детстве. Он так и не смог стряхнуть навязчивые образы голодных, жутких ведьм, подкарауливающих своих маленьких жертв. Однажды он попытался пофантазировать, что могло произойти с одним из самых знаменитых сказочных тандемов. Ему в голову пришел образ Гензеля и Гретель – выросших и закаленных в боях со сверхъестественными монстрами.

«История Гензеля и Гретель стала частью меня с той поры, когда я еще был совсем маленьким мальчиком, – объясняет режиссер. – Хорошо помню, какой мрачной она мне тогда казалась, и я гадал, что же произошло с этой парой, когда они выросли. У них в активе были темное прошлое и ненависть к ведьмам, так что, поразмыслив, я пришел к выводу, что они, конечно же, просто обречены были стать великими охотниками на ведьм!».

Виркола тут же задумался о создании визуально насыщенного, динамичного и изрядно приправленного юмором зрелища для зрителей 21 века, выросших на этой истории. В процессе написания сценария он решил, что останется верен духу оригинальной немецкой народной сказки, впервые опубликованной братьями Гримм в 1812 году – но не будет загонять свое воображение в рамки.

«Мне хотелось сохранить настроение оригинальной сказки, но при этом я стремился приправить его всем тем, что я больше всего люблю в кино – комедией, ужасами и экшеном, – рассказывает он. – Мрачная атмосфера была и в оригинале, но я решил вынести ее на первый план, снабдив при этом значительной долей юмора. Это по-прежнему история о сильной связи между братом и сестрой: что бы ни случилось, перед лицом опасности Гензель и Гретель держатся вместе».

Будучи поклонником зрелищных и дерзких фильмов, Виркола начал придумывать мир выросших Гензеля и Гретель, сохранивший вневременный дух средневековой сказки, но при этом до крайности динамичный, в соответствии с пожеланиями современного зрителя. «Мы хотели, чтобы история ощущалась как произошедшая, скажем, 300 лет назад, но была при этом современной в том, что касается оружия, персонажей и характера действий, – объясняет Виркола. – Было очень увлекательно вдыхать новую жизнь в классический мир. Мы взяли вещи, которые зритель мог видеть в самых разных волшебных сказках, а потом чуть-чуть переиначили каждую из них».

«Стилистика картины хороша тем, что вам не приходится думать «Я в 1850 году» или «Я во Франции 1730-х», – замечает продюсер Кевин Мессик. – Вместо этого вы просто ощущаете себя в мире волшебных сказок!».

Именно этого и добивался Виркола – сказочного мира, который стал «быстрым и яростным», чтобы прийтись по нраву современной аудитории. «Надеюсь, что «Охотники на ведьм» смогут дать зрителям нечто экстраординарное – дикую, необузданную энергию, которую им не доводилось встречать в большинстве боевиков, – подытоживает Виркола. – Больше всего мне хотелось, чтобы у нас получилось увлекательное и зрелищное кино».

ГЕНЗЕЛЬ И ГРЕТЕЛЬ. ПЕРЕЗАГРУЗКА.

Чтобы превратить Гензеля и Гретель из персонажей старой сказки в героев современного боевика, Томми Вирколе нужны были две сильные личности, способные вдохнуть жизнь в своих героев. Поиски идеальных брата и сестры, выросших в мечтах о мести кровожадным ведьмам, привели к дуэту оскаровского номинанта Джереми Реннера («Повелитель бури») и восходящей британской звезды Джеммы Артертон, ставшей одной из девушек Бонда в «Кванте милосердия».

Реннер не мог устоять перед увлекательностью самого замысла. «Как только я прочитал сценарий, то тут же подумал: «Поверить не могу, что такого еще никто не сделал!», – рассказывает актер. – Это отличная идея с огромным потенциалом. Мне очень понравилось, что в своем сценарии Томми уделил столько внимания персонажам, и я решил, что исследовать взаимоотношения брата и сестры в фантастическом мире будет крайне интересно».

Он также близко к сердцу принял жизненные установки Гензеля. «Им с Гретель пришлось пережить страшную трагедию, – рассуждает актер. – У них нет родителей, их пытались сожрать ведьмы, и из всего этого Гензель вынес, что нужно взять свои гнев и боль и попытаться переработать их во что-то хорошее».

Благодаря такой философии Гензель приобрел хладнокровие, а также удивительную сноровку в обращении с оружием, необходимым для того, чтобы сражаться с жестокими ведьмами. Для Реннера это означало подготовку к одним из самых насыщенных боевых сцен, в которых ему когда-либо приходилось участвовать. Он буквально наслаждался тем, какими трудными и опасными делает Виркола каждое сражение брата и сестры против врагов, обладающих сверхъестественными способностями.

«В фильме полно напряженных боевых сцен, – замечает Реннер. – Одно из основных отличий нашего фильма от стандартного боевика заключается в том, что, если обычно герои выигрывают все схватки, Гензелю и Гретель все время достается по первое число. Так что, в некотором смысле, нас били каждый день! Однако при этом мы отлично провели время. Томми нашел невероятную интонацию для всей картины – смесь серьезного и смешного, благодаря которой фильм, как мне кажется, приобрел все черты настоящего приключения».

Артертон также не смогла устоять перед поворотами сюжета. «В фильме мы видим Гензеля и Гретель на пике их славы охотников на ведьм. Однако в то же время брат с сестрой начинают размышлять, кто они на самом деле, и почему с ними произошли все эти ужасные вещи – что и приводит к очень напряженной ситуации».

Артертон понравилось, что посреди нарастающего как снежный ком напряжения в центре всегда остаются отношения между братом и сестрой. «Между Гензелем и Гретель существует эта нерушимая связь, но при этом они очень отличаются друг от друга, – рассуждает актриса. – Она – мозг, он – мускулы. Он любит красоваться, быть в центре событий, она же, скорее, наблюдатель, исследователь, человек, который пытается по-настоящему понять ведьминское колдовство. Каждый из них сполна использует свои сильные стороны».

На съемках Реннер и Артертон сразу же поладили, благодаря чему близость брата и сестры – равно как и их соперничество – выглядят очень реалистично. «Джереми неподражаем в действии, но в то же время он очень чуток, когда того требует ситуация. Благодаря нему в их отношениях много забавного», – рассуждает Артертон о Реннере.

В свою очередь, Реннер считает, что «Джемма – настоящее сокровище. Нам повезло, что мы нашли ее – не только потому, что мы с ней немного похожи, но и оттого что она привнесла в характер Гретель настоящую глубину».

И Реннеру, и Артертон, пришлось работать в тесном сотрудничестве с координатором по трюкам (и режиссером второй съемочной группы) Дэвидом Ляйчем, чтобы хорошо подготовиться к своим ролям, основанным на целом пантеоне комедийных боевиков, равно как и освященной веками сказочной традиции.

Гензель и Гретель проявляют свою индивидуальность с помощью собственных уникальных боевых стилей. «Гензель из тех, кто сначала ввяжется в драку, а уже потом подумает, – поясняет Ляйч, а вот Гретель предпочитает все планировать».

Артертон была готова ко всему, однако изначально она вовсе не была «супервумен». «Когда мы только приступили к съемкам, она сказала, что не видит себя эдакой крутой девчонкой, – рассказывает Ляйч. – Однако она трудилась в поте лица и стала очень сильной. Артертон действительно полностью отдавала себя тренировкам. «Я приходила раньше всех и работала с каскадерами и специалистами по трюкам, – рассказывает она. – Было очень здорово, потому что благодаря этому я смогла чувствовать себя уверенно и принимать полноправное участие в сценах схваток. Гретель пришлось так много испытать!».

Для Вирколы их дуэт идеально соответствовал образу, который он нарисовал у себя в голове. «Джереми обладает всеми качествами киногероя, на котором держится любой боевик, однако при этом в нем присутствует и темная сторона, непредсказуемость, которую я так люблю. Когда мы привлекли к картине Джемму, она тут же вошла с ним в контакт, доказав при этом, что может быть не менее смешной и отчаянной. Мне хотелось, чтобы Гретель задавала всем жару не хуже, чем Гензель, и Джемма оказалась именно такой. Они оба буквально купались в своих ролях!».

АКТЕРЫ ВТОРОГО ПЛАНА

Одну из самых величайших опасностей для Гензеля и Гретель представляет собой Мюриель, злодейка-оборотень, которую играет одна из девушек Бонда и звезда «Людей Икс» Фамке Янссен. «Мюриель повелевает остальными безумными ведьмами – объясняет Янссен, на протяжении всей картины меняющая свой облик от обольстительной черноволосой красотки до уродливой ведьмы, от одного вида которой кровь стынет в жилах. – Она охотится за сердцем Гретель, в самом буквальном смысле этого слова».

Мюриель одержима жаждой мести охотникам на ведьм, однако в том, что касается ненависти, она сторонник равных возможностей. «Я безобразно веду себя не только с Гензелем и Гретель, но и со всеми остальными – даже со своими соратницами из числа других ведьм», – рассказывает актриса.

Ведьмы злы и коварны, однако при этом едва ли не главным злодеем в мире Гензеля и Гретель оказывается человек – одержимый жаждой власти шериф Аугсбурга Беррингер. Эту роль сыграл Питер Стормаре, поднаторевший в изображении разнообразных злодеев. «Одна из основных идей фильма заключается в том, что человек может быть не менее опасен, чем призраки и чудовища, и мой персонаж отлично иллюстрирует справедливость этого утверждения», – говорит актер.

Гораздо более приятным персонажем является Бен, фанат Ганзеля и Гретель, увлеченный братом и сестрой, как своеобразными рок-звездами своего времени. Его сыграл молодой американский актер Томас Манн, о котором Артертон говорит, что он «добавляет комедии посреди всей этой безумной резни».

МИР ГЕНЗЕЛЯ И ГРЕТЕЛЬ

Одной из самых трудных и интересных задач для Томаса Вирколы было создание совершенно нового мира, в котором предстояло жить повзрослевшим Гензелю и Гретель, – и тут он дал волю своему и без того смелому воображению. Он поставил себе только одно правило. «Все должно было выглядеть и ощущаться как волшебная сказка, – объясняет режиссер. – Нужны были богатые, насыщенные, затягивающие цвета – зеленый лес, алая кровь, черные ведьмы».

Все стандартные детали сказочного канона были переизобретены, чтобы наилучшим образом вписаться в современные стандарты экшена и спецэффектов.

Чтобы еще больше повысить градус всей затеи, Виркола решил снимать фильм в 3D. «Когда снимаешь подобное кино, нужно, чтобы зритель полностью в него погрузился, и трехмерные технологии обеспечивает именно этот эффект, – рассказывает режиссер. – Все расширяется до такой степени, что ты ощущаешь собственное присутствие в этой волшебной стране».

За создание ведьм принялась команда во главе со специалистом по гриму и спецэффектом Майком Элизальде, основателем знаменитой компании Spectral Motion («Хеллбой» 1 и 2). Затем Виркола привлек берлинскую студию грима и спецэффектов Twilight Creations («Бесславные ублюдки», «Гарри Поттер и Дары смерти») к работе над ведьмами Каменного круга. Однако настоящее веселье началось, когда в дело вступили сами актеры. «Каждый из исполнителей вдруг перевоплотился в своего персонажа», – вспоминает Элизальде.

Еще одной важной чертой ведьм Вирколы стала их способность необычайно быстро летать в сценах погонь. «Я всегда считал, что у ведьм должны быть метлы, однако мне хотелось задействовать их по-новому», – говорит режиссер, который работал над этим вместе со специалистом по спецэффектам Джоном Фархатом, используя проволоку и «зеленый экран», чтобы изобразить полет ведьм через лес.

Претворить фантазии Вирколы в жизнь помог и художник-постановщик Стивен Скотт. Как и Виркола, Скотт был зачарован возможностью создавать самые разные декорации – от уютных домиков до пещер и подземных катакомб.

Направляясь в Германию, туда, где зародилась оригинальная сказка, Скотт был особенно рад тому, что ему предстояло создавать декорации в самом зачаровывающей естественной среде из всех возможных – густых, темных, нетронутых лесах, где ветви словно специально переплелись, чтобы схватить тебя. «Мы нашли леса с настоящей средневековой атмосферой и довольно жуткими деревьями», – рассказывает Скотт.

Помимо леса, Скотт и его команда с большим удовольствием занимались логовом Мюриель (освещенном медленно догорающими угольками детских душ), аппетитным, но опасным Пряничным домиком и декорацией, которую они называли «Каменным кругом», где разворачивается кульминация фильма.

Одной из любимых декораций Вирколы стал Пряничный домик. «У каждого свое представление о том, как должен выглядеть такой домик, – замечает режиссер. – Однако важнее всего был сделать его настолько соблазнительным, чтобы дети смогли отбросить все сомнения».

«Сначала мы видим его в лунном свете, со всеми этими сладкими шоколадными пряниками на стенах и сверкающими леденцами, – продолжает Скотт. Но у него есть и другая, потаенная сторона, потому что внутри этого домика обитает Пряничная ведьма, и они с домиком составляют единое (злое!) целое».

Возможно, наиболее сложной декорацией стал Каменный круг, где разворачивается сцена спасения, посреди кровожадных ведьм. В съемках этого эпизода были задействованы сотни актеров и членов съемочной группы, а также многочисленные камеры, краны и ведра с кровью. «Мне очень нравится эта насыщенная финальная сцена», – признается Виркола.

Не менее увлекательным делом оказалось и создание костюмов, над которыми работала Марлин Стюарт («Терминатор 2»). Ей пришлось с нуля создать более сотни нарядов. Марлин хотелось, чтобы Гензель и Гретель выглядели одновременно и как сказочные персонажи, и как отважные охотники на ведьм, принадлежащие к какой угодно эпохе. Их костюмы сделаны из традиционных кожи и льна, но при этом в них нет ничего старомодного. «Мы основательно перемешали все традиции, придав им некоторую брутальность», – поясняет Стюарт.

Актерам их наряды очень понравились. «Все буквально с ума сходили по этим костюмам, – признается Джемма Артертон. – У меня получился наряд немного пацанский, и при этом необычайно сексуальный. Честно говоря, с удовольствием носила бы его в повседневной жизни, так он мне нравится!».

В то время как наряды Гензеля и Гретель могут принадлежать любой эпохе, их оружие по своей смертоносности не уступит никаким современным образцам. Симон Бушери, берлинский дизайнер оружия, вместе с Вирколой трудился над обширным арсеналом героев. Здесь Виркола рисовал в своем воображении стимпансковские ретро-футуристические ружья и арбалеты, вдохновленные старинными образцами, но при этом обладающие суперсовременной мощью. «Мы решили, что все оружие должно выглядеть так, будто герои сделали его своими руками, – поясняет режиссер. – Было очень весело придумывать разные безумные формы!».

Кроме того, Виркола персонализировал предпочтения брата и сестры по части оружия: «Гензель врывается в помещение и стреляет из ружья, в то время как Гретель действует более тонко, так что у нее двухзарядный арбалет, который как нельзя лучше отвечает ее характеру и целям».

«Фильм насыщен действием, однако не менее важным было сохранить увлекательность и приключенческий дух. Это волшебная сказка – только очень динамичная», – подытоживает режиссер.

Комментарии (/blogi/18688-ne-propusti-pervuyu-premeru-etogo-goda/)