Live

Тень независимости. рассказ

Тень независимости. рассказ
Жду отзывов...  ТЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ рассказ          Тучи проснулись над городом. Эти мирно спящие гиганты, будто в один миг пробудились и решили выплеснуть весь накопившийся гнев наружу.  Небеса набитые неудержимой энергией не спеша затягивали пространство над домами. Тёмные тучи как армады кораблей надвигались друг на друга, сталкивались, гремели.  Надвигающееся противостояние небесных сил заряжало энергетику города под ними. Он ждал начала своего столкновения, ждал грохота людских голосов и вспышек гнева.          Дождь усиливался. Капли дождя преодолевая высоту, разбивались, падая на асфальт, а затем медленно начинали собираться в небольшие лужи. Слабый поток воды сливался во едино и несся по асфальту под ногами людей. Улицы собирали не только дождевую воду, но и возрастающие потоки жителей этого города.  Воздух пропитался влагой, но это не помогало остудить разогретую энергетику города. Люди, разгневанные на власть вышли на улицы. В свою очередь подготовленная власть вывела в город своих бойцов правопорядка. Обстановка не предвещала хорошего и доброго финала для всех. Тут не сказка. Ещё только вчера никто даже представить не мог, что сегодня будет шагать с теми людьми, чьи взгляды казались дикими. Консервативные старики, радикальная молодёжь, оппозиционеры, интеллигенты, глупцы, лентяи и сорви головы – все собрались вместе, чтобы спросить у властителей не дожидаясь ответов. Крики лозунгов сливались с раскатами грома. Пока боги на небесах продолжали свою перепалку, на земле их дети строили свою собственную войну.          Я не теряя времени накидал в рюкзак необходимые мне вещи и документы. Оглянулся по сторонам комнаты, чтобы убедиться, что ничего не забыл. Затем на мгновение, глянул на улицу через окно. По дороге шли колонны людей. Они что-то кричали и махали руками, некоторые даже соорудили транспаранты, написав слова маркерами на картоне. Шествие протестующих набирало силу с каждой минутой. Мне было известно, что после обычных толкучек с полицией, действие наберёт новый оборот, куда более ужасающий. Власти к этому готовы. Народные массы тоже. В их головах сейчас столько перемешалось правды и лжи, что от такой кулинарии ничего съедобного не выйдет. Мрачная тень надвигается на город. Людей за это время собралось на улицах куда больше, чем я предполагал. Надо мне срочно уходить. Дверь закрыл на замок на случай если придётся вернуться. Не хочу, чтобы мародёры растащили всё моё имущество. Хотя, пока не известно смогу ли я снова оказаться дома. Сейчас это не имеет значение. Надо срочно добраться до вокзала, пока он ещё работает. Пешком уходить из города будет очень затруднительно. Дверь подъезда распахнулась, я вышел на улицу. Вечерело. Легкий дождь прикоснулся к лицу. По душе, как по струне пробежала дрожь. Скоро будет очень плохо, надо уходить. По дорогам шли люди. Движение машин было остановлено. Все, кто не успели припарковать автомобиль у тротуара, оставили их прямо на проезжей части. На выходе из дома я чуть не столкнулся с двумя высокими, широкоплечими громилами. Их головы были наголо побриты. Они мельком взглянули на меня, но за этот секундный зрительный контакт я смог прочитать их взгляды. В них удалось увидеть разгорающееся пламя ненависти в них. Топливо для огня подкидывали давно, но спичка была брошена только сейчас. Громилы смотрели в сторону другого края улицы, где уже выстроилась плотная стена щитов полиции. Бойцы перегородили всю улицу, а позади них подтягивались всё новые и новые подкрепления, которые уже приготовились усмирять надвигающиеся толпы людей. Если здесь начали появляться такие парни как они, сразу становится ясно – ударная сила поспевает к месту грядущей потасовки.            Ещё вчера всё было не так. Тихие улицы, никому нет дела до других людей. Все неугодные помысли и политика обсуждались шёпотом на кухне. Но этот день всё изменит. Ничего не происходит просто так. Неведомые нам тёмные лики в балахонах дали старт. Они ждут раздела. Ждут свой кусок пирога. Сомнения появились во всех головах. А одно семя идеи способно пустить крепкие корни, и их не выдернешь. Одного реально посадить за вольнодумие, группу тоже не трудно упрятать, но нельзя кинуть в карцер весь народ. Его можно только перехитрить, напугать или уничтожить. Какой вариант ответа в этом тесте выберет власть?Наверно, я единственный, кто шёл против толпы. Чёрные волны людей не могли меня повернуть обратно. Надо отсюда уходить! Позади полицейских щитов появились башни бронемашин. Осталось для начала фейерверка найти из толпы парочку безумных провокаторов, чтобы они начали кидаться в противоположную сторону камнями. Это вызовет эффект спички, упавшей на разлитую лужу бензина. Им даже неважно за что они сейчас кричат и машут руками. Дайте повод шакалам напасть на кого-то, они и всю свору за собой позовут. Вот тогда-то начнётся. Нервов у бойцов с дубинками и щитами не хватит надолго. Особенно сегодня. Мир треснет, и отвечать будет каждый за себя. Пострадают все. Даже не кто сюда пришел с целью создать лучшее будущее и не хочет бойни.          Я пошел дальше по узкой улице, где было поменьше людей. Куртка уже начала промокать. До вокзала ещё идти минут двадцать. Из-за угла выскочил передо мной полный парнишка. Он сильно испугался, увидев меня. Потом немного подёргался и, нелепо шагая, ушёл в противоположном направлении. К тому же он ещё и натянул себе на лицо платок, наверно чтобы не узнали его, или чтоб навеять ужас на правительственные силы. Кому он — настоящий боец грядущего народного восстания, а по мне, так просто клоун. Домашний солдат, в коем-то веке поднялся с кресла. Сейчас таких много. Мы не знаем о войне, но не можем жить в мире. Мы разучились воевать сидя на диванах. Надвигающийся мир не для воинов словесных перепалок.          Я ускорил шаг. Большие скопления людей в основном сосредоточились у мест, где полиция перекрыла улицы щитами. По мере продвижения от эпицентра плотность движения начинала спадать. Народ потихоньку сходил с ума. Так бывает когда, надышавшись с непривычки свободой, она начинает действовать как дурман. Несколько дикарей недалеко от меня уже успели перевернуть несколько автомобилей. К их несчастью неожиданно появился полицейский фургон. Большая часть бунтарей «геройски» разбежалась, но другим повезло меньше. Им не удалось избежать ударов дубинками. Полиция, не церемонясь, положила их на землю, нацепила на руки наручники, и мигом погрузила в фургон.          Надо отсюда быстро уходить, чтобы тоже не попасть под раздачу. Внезапно со стороны улицы, откуда я только что ушёл, раздалась канонада хлопков, и усилился гул людей. Это был не шум грома! Похоже, началось!           Я свернул на другую улицу. Там тоже началась стычка бастующих с силами полиции. Пока всё ограничивались таранящими ударами волн людей об стены щитов, бросками камней и бутылок. Хоть мой путь совсем другой, но я всей душой поддерживаю этих людей. Народ можно обманывать некоторое время, но нельзя народ обманывать вечно. Главным факторов, который не позволил мне находиться среди рядов борцов с системой это то, что я прекрасно знал силы стоящие позади лозунгов освобождения людей от гнёта. В мире ничего не происходит просто так. Жажда власти и ложь поменяют форму, а цена этим переменам, революциям – кровь. Море крови. И будет хорошо, что на восстание насилие закончится. Кто сядет на трон на место поверженного владыки? Прошло время, когда полководцы умели воодушевлять свои армии. Они знали своих солдат! Они жили с ними! Они несли ответственность за их жизни! Сейчас угнетённых представляют не менее сытые лидеры, что сидят у трона. Обрубив рыбе голову ничего не изменится. Рыба останется рыбой. Только дохлой. Если только не заставить её эволюционировать в другое более развитое существо, но для этого нужна перемена в сознании каждого человека! А сейчас бастующие — это акулы, которые учуяли запах крови в воде, и ринулись стаей раздирать добычу на ошмётки, даже не разобрав, что едят. Это большая шахматная партия, где народ фанатично натянул на себя робу пешек, провозгласил себя королями и побежал к финишу. Их головы одурманены свободой и верой, именно той, которую бережно годами подсовывали в их головы псевдоборцы за правду. Неглубокий ум легко наполнить верой.           Недалеко от меня образовалась ещё одно место скопления людей. Перед ними тоже стояли бойцы со щитами и не давали пройти дальше к центру города. Раздался взрыв вдалеке, крики людей усиливались. Я увидел, как кто-то из толпы достал ружьё и выстрелил в бойцов напротив. В ответ раздались череда выстрелов. Попадали на асфальт люди. Толпа сразу закричала и начала тесниться в разные стороны. Только не сейчас! Дайте мне добраться до вокзала! Я должен уйти отсюда, подальше от этого сумасшедшего города.           Началась перестрелка. Это уже далеко не мирный протест. Я услышал свист пуль перед моим ухом. Стало очень страшно. По ногам пробежала дрожь. Надо уходить с этой улицы. До вокзала идти совсем не долго. Скоро будет мой поезд.           Надо мной раздался грохот битого стекла. На меня сразу посыпались осколки. Я прикрыл голову руками и отбежал в сторону. Куски стекла разных размеров упали на асфальт. Моему испугу не было предела. Тело трясло от страха. Дыхание стало дико неуправляемым. Только спустя пару секунду привел его в норму. Я стряхнул несколько осколков с куртки и посмотрел, как они упали на асфальт. Я стоял как столб, не соображая. На дороге лежали куски стекла и зеркал, выпавшие из разбитых витрин. На них сразу же начали падать капли дождя, заливая водой. Промокшие зеркала начали искривлять отражение. Я посмотрел на самые большие разбитые куски. Теперь они больше похожи на кривые зеркала, отражающие совсем иной мир в себе. На секунду уловил себя на мысли, что изображение в них кажется более реальным и честным, чем на самом деле. В этих кривых зеркалах, пропитанных дождём, больше правды, чем в окружающем меня обезумевшем городе. Чувство будто весь мир изначально повернул не в ту сторону. Этот мир — жалкое отражение честных зеркал, пусть даже уже кривых.           Вдали на соседней улице промчались танки, они направлялась куда-то в центр города. Несколько танков на полной скорости протаранили стоящие машины, как будто на пути их даже не было. Скоро начнется что- то очень ужасное. Надо бежать подальше, как можно дальше и быстрее. Я вернул быстро контроль над своим страхом и ускорил шаг, потихоньку переходя на бег, стараясь не задерживаться на воюющих между собой улицах, где люди дрались с силами правопорядка, а те им отвечали ударами дубинками и слезоточивым газом.          Весь путь меня сопровождал только усиливающийся дождь и раскаты грома в небе. Боги злились. Всю дорогу меня не покидали мысли о том, что вчера всё было по-другому. Почему именно сегодня весь мир резко съехал с рельс? Почему человечество никогда не может обрести вечный мир?           Через несколько минут я добрался до вокзала. Там было тише. Народу собралось много. Надо бежать из этого города! Подальше от этого ада, врата которого вот-вот распахнутся, и полчища демонов выберутся на свободу, уничтожая тех, кто сейчас начал за неё борьбу. Вокзал был заполнен людьми. Тяжелее всего получилось пробиться на перрон. Поезд, который прибудет с минуты на минуту, ждали все.          На улице уже наступила темень. Ночь не заставит себя ждать.  Вдали показался поезд. Фары паровоза, не щадя слепили всех, кто стоял на перроне и ждал его. Машинист начал торможение состава. Скрежет колёс словно исцарапал душу. Поезд остановился. Не успели двери вагонов раскрыться, как туда сразу расталкивая друг друга, повалила толпа людей. Но не тут-то было. Поезд, не дожидаясь, пока все зайдут, сразу же тронулся и медленно продолжил путь по рельсам. Я попытался успеть запрыгнуть в вагон, но люди не дали мне не единого шанса. Добравшись до вокзала через бушующий город, мне суждено погибнуть в давке на вокзале? Здоровый мужчина впереди резко дал назад, повалившись всем весом на меня. Я попятился, опрокидывая стоящих позади людей. Каждый участник этой давке понимал, что происходящее вокруг это дикость, но человек разумен, когда один, а толпа, особенно если она напугана – это страшное бесконтрольное существо. Никто не виноват в этом.          Люди кричали, стучали кулаками по вагону, даже сдергивали проводников на перрон, но поезд через несколько секунд ушел. Я упал на мокрый асфальт. Осталось только выползти из этой давки и думать, что делать дальше. Когда поезд уехал, люди начали уходить в сторону здания вокзала. Именно тогда я смог встать на ноги. Неожиданно сзади раздался крик, я обернулся. Со стороны вокзала вышли навстречу к неудачным пассажирам военные. Они расталкивали людей в кучу, и чтобы убедить всех в своих намерениях, сделали предупредительные выстрелы в небо. Люди от испуга не знали, что делать. Хаос дошел и до нас. В эту секунду я ответил себе на вопрос: почему человек не пришел к вечному миру? Ответ  один – войны и революции это и есть катализатор нашего развития и истории. Такова наша природа. Мы строим годами то, что потом рушим за один день. Я даже представить не мог, что мир может поменяться так быстро. Этой ночью город не будет спать. Всё привычное, теперь надолго покинет нас, а может даже не вернётся. Я один из жителей этого города. Я один из тех, кто станет свидетелем этого дня, который именит всё. Неважно чем закончится это восстание. Мы все остановились на точке без возврата и двинулись дальше по дороге, затворив за собой дверь старого мира. Вокзал попал под контроль военных. Началась фаза открытого подавления восстания. Похоже, я опоздал на поезд…  КОНЕЦ 2011, 14 апреля. 

Жду отзывов...

ТЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ

рассказТучи проснулись над городом. Эти мирно спящие гиганты, будто в один миг пробудились и решили выплеснуть весь накопившийся гнев наружу. Небеса набитые неудержимой энергией не спеша затягивали пространство над домами. Тёмные тучи как армады кораблей надвигались друг на друга, сталкивались, гремели. Надвигающееся противостояние небесных сил заряжало энергетику города под ними. Он ждал начала своего столкновения, ждал грохота людских голосов и вспышек гнева.Дождь усиливался. Капли дождя преодолевая высоту, разбивались, падая на асфальт, а затем медленно начинали собираться в небольшие лужи. Слабый поток воды сливался во едино и несся по асфальту под ногами людей. Улицы собирали не только дождевую воду, но и возрастающие потоки жителей этого города.

Воздух пропитался влагой, но это не помогало остудить разогретую энергетику города. Люди, разгневанные на власть вышли на улицы. В свою очередь подготовленная власть вывела в город своих бойцов правопорядка. Обстановка не предвещала хорошего и доброго финала для всех. Тут не сказка. Ещё только вчера никто даже представить не мог, что сегодня будет шагать с теми людьми, чьи взгляды казались дикими. Консервативные старики, радикальная молодёжь, оппозиционеры, интеллигенты, глупцы, лентяи и сорви головы – все собрались вместе, чтобы спросить у властителей не дожидаясь ответов. Крики лозунгов сливались с раскатами грома. Пока боги на небесах продолжали свою перепалку, на земле их дети строили свою собственную войну.

Я не теряя времени накидал в рюкзак необходимые мне вещи и документы. Оглянулся по сторонам комнаты, чтобы убедиться, что ничего не забыл. Затем на мгновение, глянул на улицу через окно. По дороге шли колонны людей. Они что-то кричали и махали руками, некоторые даже соорудили транспаранты, написав слова маркерами на картоне. Шествие протестующих набирало силу с каждой минутой. Мне было известно, что после обычных толкучек с полицией, действие наберёт новый оборот, куда более ужасающий. Власти к этому готовы. Народные массы тоже. В их головах сейчас столько перемешалось правды и лжи, что от такой кулинарии ничего съедобного не выйдет. Мрачная тень надвигается на город.

Людей за это время собралось на улицах куда больше, чем я предполагал. Надо мне срочно уходить.

Дверь закрыл на замок на случай если придётся вернуться. Не хочу, чтобы мародёры растащили всё моё имущество. Хотя, пока не известно смогу ли я снова оказаться дома. Сейчас это не имеет значение. Надо срочно добраться до вокзала, пока он ещё работает. Пешком уходить из города будет очень затруднительно.

Дверь подъезда распахнулась, я вышел на улицу. Вечерело. Легкий дождь прикоснулся к лицу. По душе, как по струне пробежала дрожь. Скоро будет очень плохо, надо уходить. По дорогам шли люди. Движение машин было остановлено. Все, кто не успели припарковать автомобиль у тротуара, оставили их прямо на проезжей части. На выходе из дома я чуть не столкнулся с двумя высокими, широкоплечими громилами. Их головы были наголо побриты. Они мельком взглянули на меня, но за этот секундный зрительный контакт я смог прочитать их взгляды. В них удалось увидеть разгорающееся пламя ненависти в них. Топливо для огня подкидывали давно, но спичка была брошена только сейчас. Громилы смотрели в сторону другого края улицы, где уже выстроилась плотная стена щитов полиции. Бойцы перегородили всю улицу, а позади них подтягивались всё новые и новые подкрепления, которые уже приготовились усмирять надвигающиеся толпы людей. Если здесь начали появляться такие парни как они, сразу становится ясно – ударная сила поспевает к месту грядущей потасовки.

Ещё вчера всё было не так. Тихие улицы, никому нет дела до других людей. Все неугодные помысли и политика обсуждались шёпотом на кухне. Но этот день всё изменит. Ничего не происходит просто так. Неведомые нам тёмные лики в балахонах дали старт. Они ждут раздела. Ждут свой кусок пирога. Сомнения появились во всех головах. А одно семя идеи способно пустить крепкие корни, и их не выдернешь. Одного реально посадить за вольнодумие, группу тоже не трудно упрятать, но нельзя кинуть в карцер весь народ. Его можно только перехитрить, напугать или уничтожить. Какой вариант ответа в этом тесте выберет власть?

Наверно, я единственный, кто шёл против толпы. Чёрные волны людей не могли меня повернуть обратно. Надо отсюда уходить! Позади полицейских щитов появились башни бронемашин. Осталось для начала фейерверка найти из толпы парочку безумных провокаторов, чтобы они начали кидаться в противоположную сторону камнями. Это вызовет эффект спички, упавшей на разлитую лужу бензина. Им даже неважно за что они сейчас кричат и машут руками. Дайте повод шакалам напасть на кого-то, они и всю свору за собой позовут. Вот тогда-то начнётся. Нервов у бойцов с дубинками и щитами не хватит надолго. Особенно сегодня. Мир треснет, и отвечать будет каждый за себя. Пострадают все. Даже не кто сюда пришел с целью создать лучшее будущее и не хочет бойни.Я пошел дальше по узкой улице, где было поменьше людей. Куртка уже начала промокать. До вокзала ещё идти минут двадцать. Из-за угла выскочил передо мной полный парнишка. Он сильно испугался, увидев меня. Потом немного подёргался и, нелепо шагая, ушёл в противоположном направлении. К тому же он ещё и натянул себе на лицо платок, наверно чтобы не узнали его, или чтоб навеять ужас на правительственные силы. Кому он — настоящий боец грядущего народного восстания, а по мне, так просто клоун. Домашний солдат, в коем-то веке поднялся с кресла. Сейчас таких много. Мы не знаем о войне, но не можем жить в мире. Мы разучились воевать сидя на диванах. Надвигающийся мир не для воинов словесных перепалок.Я ускорил шаг. Большие скопления людей в основном сосредоточились у мест, где полиция перекрыла улицы щитами. По мере продвижения от эпицентра плотность движения начинала спадать. Народ потихоньку сходил с ума. Так бывает когда, надышавшись с непривычки свободой, она начинает действовать как дурман. Несколько дикарей недалеко от меня уже успели перевернуть несколько автомобилей. К их несчастью неожиданно появился полицейский фургон. Большая часть бунтарей «геройски» разбежалась, но другим повезло меньше. Им не удалось избежать ударов дубинками. Полиция, не церемонясь, положила их на землю, нацепила на руки наручники, и мигом погрузила в фургон.Надо отсюда быстро уходить, чтобы тоже не попасть под раздачу. Внезапно со стороны улицы, откуда я только что ушёл, раздалась канонада хлопков, и усилился гул людей. Это был не шум грома! Похоже, началось! Я свернул на другую улицу. Там тоже началась стычка бастующих с силами полиции. Пока всё ограничивались таранящими ударами волн людей об стены щитов, бросками камней и бутылок. Хоть мой путь совсем другой, но я всей душой поддерживаю этих людей. Народ можно обманывать некоторое время, но нельзя народ обманывать вечно. Главным факторов, который не позволил мне находиться среди рядов борцов с системой это то, что я прекрасно знал силы стоящие позади лозунгов освобождения людей от гнёта. В мире ничего не происходит просто так. Жажда власти и ложь поменяют форму, а цена этим переменам, революциям – кровь. Море крови. И будет хорошо, что на восстание насилие закончится. Кто сядет на трон на место поверженного владыки? Прошло время, когда полководцы умели воодушевлять свои армии. Они знали своих солдат! Они жили с ними! Они несли ответственность за их жизни! Сейчас угнетённых представляют не менее сытые лидеры, что сидят у трона. Обрубив рыбе голову ничего не изменится. Рыба останется рыбой. Только дохлой. Если только не заставить её эволюционировать в другое более развитое существо, но для этого нужна перемена в сознании каждого человека! А сейчас бастующие — это акулы, которые учуяли запах крови в воде, и ринулись стаей раздирать добычу на ошмётки, даже не разобрав, что едят. Это большая шахматная партия, где народ фанатично натянул на себя робу пешек, провозгласил себя королями и побежал к финишу. Их головы одурманены свободой и верой, именно той, которую бережно годами подсовывали в их головы псевдоборцы за правду. Неглубокий ум легко наполнить верой. Недалеко от меня образовалась ещё одно место скопления людей. Перед ними тоже стояли бойцы со щитами и не давали пройти дальше к центру города. Раздался взрыв вдалеке, крики людей усиливались. Я увидел, как кто-то из толпы достал ружьё и выстрелил в бойцов напротив. В ответ раздались череда выстрелов. Попадали на асфальт люди. Толпа сразу закричала и начала тесниться в разные стороны. Только не сейчас! Дайте мне добраться до вокзала! Я должен уйти отсюда, подальше от этого сумасшедшего города. Началась перестрелка. Это уже далеко не мирный протест. Я услышал свист пуль перед моим ухом. Стало очень страшно. По ногам пробежала дрожь. Надо уходить с этой улицы. До вокзала идти совсем не долго. Скоро будет мой поезд. Надо мной раздался грохот битого стекла. На меня сразу посыпались осколки. Я прикрыл голову руками и отбежал в сторону. Куски стекла разных размеров упали на асфальт. Моему испугу не было предела. Тело трясло от страха. Дыхание стало дико неуправляемым. Только спустя пару секунду привел его в норму. Я стряхнул несколько осколков с куртки и посмотрел, как они упали на асфальт. Я стоял как столб, не соображая. На дороге лежали куски стекла и зеркал, выпавшие из разбитых витрин. На них сразу же начали падать капли дождя, заливая водой. Промокшие зеркала начали искривлять отражение. Я посмотрел на самые большие разбитые куски. Теперь они больше похожи на кривые зеркала, отражающие совсем иной мир в себе. На секунду уловил себя на мысли, что изображение в них кажется более реальным и честным, чем на самом деле. В этих кривых зеркалах, пропитанных дождём, больше правды, чем в окружающем меня обезумевшем городе. Чувство будто весь мир изначально повернул не в ту сторону. Этот мир — жалкое отражение честных зеркал, пусть даже уже кривых. Вдали на соседней улице промчались танки, они направлялась куда-то в центр города. Несколько танков на полной скорости протаранили стоящие машины, как будто на пути их даже не было. Скоро начнется что- то очень ужасное. Надо бежать подальше, как можно дальше и быстрее. Я вернул быстро контроль над своим страхом и ускорил шаг, потихоньку переходя на бег, стараясь не задерживаться на воюющих между собой улицах, где люди дрались с силами правопорядка, а те им отвечали ударами дубинками и слезоточивым газом.

Весь путь меня сопровождал только усиливающийся дождь и раскаты грома в небе. Боги злились. Всю дорогу меня не покидали мысли о том, что вчера всё было по-другому. Почему именно сегодня весь мир резко съехал с рельс? Почему человечество никогда не может обрести вечный мир?

Через несколько минут я добрался до вокзала. Там было тише. Народу собралось много. Надо бежать из этого города! Подальше от этого ада, врата которого вот-вот распахнутся, и полчища демонов выберутся на свободу, уничтожая тех, кто сейчас начал за неё борьбу. Вокзал был заполнен людьми. Тяжелее всего получилось пробиться на перрон. Поезд, который прибудет с минуты на минуту, ждали все.На улице уже наступила темень. Ночь не заставит себя ждать. Вдали показался поезд. Фары паровоза, не щадя слепили всех, кто стоял на перроне и ждал его. Машинист начал торможение состава. Скрежет колёс словно исцарапал душу. Поезд остановился. Не успели двери вагонов раскрыться, как туда сразу расталкивая друг друга, повалила толпа людей. Но не тут-то было. Поезд, не дожидаясь, пока все зайдут, сразу же тронулся и медленно продолжил путь по рельсам. Я попытался успеть запрыгнуть в вагон, но люди не дали мне не единого шанса. Добравшись до вокзала через бушующий город, мне суждено погибнуть в давке на вокзале? Здоровый мужчина впереди резко дал назад, повалившись всем весом на меня. Я попятился, опрокидывая стоящих позади людей. Каждый участник этой давке понимал, что происходящее вокруг это дикость, но человек разумен, когда один, а толпа, особенно если она напугана – это страшное бесконтрольное существо. Никто не виноват в этом.

Люди кричали, стучали кулаками по вагону, даже сдергивали проводников на перрон, но поезд через несколько секунд ушел. Я упал на мокрый асфальт. Осталось только выползти из этой давки и думать, что делать дальше. Когда поезд уехал, люди начали уходить в сторону здания вокзала. Именно тогда я смог встать на ноги. Неожиданно сзади раздался крик, я обернулся. Со стороны вокзала вышли навстречу к неудачным пассажирам военные. Они расталкивали людей в кучу, и чтобы убедить всех в своих намерениях, сделали предупредительные выстрелы в небо. Люди от испуга не знали, что делать. Хаос дошел и до нас.

В эту секунду я ответил себе на вопрос: почему человек не пришел к вечному миру? Ответ один – войны и революции это и есть катализатор нашего развития и истории. Такова наша природа. Мы строим годами то, что потом рушим за один день. Я даже представить не мог, что мир может поменяться так быстро. Этой ночью город не будет спать. Всё привычное, теперь надолго покинет нас, а может даже не вернётся. Я один из жителей этого города. Я один из тех, кто станет свидетелем этого дня, который именит всё. Неважно чем закончится это восстание. Мы все остановились на точке без возврата и двинулись дальше по дороге, затворив за собой дверь старого мира.

Вокзал попал под контроль военных. Началась фаза открытого подавления восстания.

Похоже, я опоздал на поезд…

КОНЕЦ

2011, 14 апреля.

Комментарии (/blogi/19191-ten-nezavisimosti-rasskaz/)