Live

Ковязина Елена Дмитриевна

Ковязина Елена Дмитриевна
В старенькой хрущевке на втором этаже, в тесной однокомнатной квартирке скромно доживает свой век тихая пожилая женщина. Она почти не выходит из дому, и нынешние дошколята из соседних домов даже и не подозревают о ее существовании. Они еще не знают нашей истории, и навряд ли уже смогут услышать ее из уст тех, кто творил ее своими руками…Леночку Ковязину пятимесячной малышкой привезли из Тобольска в Тюмень. В ее многодетной интеллигентной семье всегда царила дружеская атмосфера. Отец, работавший бухгалтером, и мать – делопроизводитель в одном из городских учреждений, не жалея душевной теплоты, и не взирая на все трудности жизни, сумели вырастить и достойно воспитать всех своих девятерых детей. Детство пролетело незаметно, и по окончание 7 классов Лена поступила в вечернюю школу.Шло время. И вскоре Елену пригласили работать на Тюменский завод «Республиканец» на должность делопроизводителя. Верно, унаследованная от матери профессия очень нравилась девушке, и все ей было по плечу. А руководство завода, гордясь столь способным и грамотным сотрудником, иногда доверяло самые важные и секретные документы.Так промелькнули годы,  и однажды в 1937 году молодому талантливому секретарю предложили по комсомольской путевке перейти на службу в городской отдел внутренних дел. Отправляясь на собеседование, Лена и не знала, что в эти дни судьба навсегда свяжет ее с людьми в погонах. А тогда, отмеряя шагами милицейские коридоры, ее сердце то щемило от благоговения, то трепетало от радостной возможности примкнуть к рядам работавших здесь сотрудников. Так городской отдел внутренних дел пополнился еще одним работником, Еленой Ковязиной, — новым секретарем-делопроизводителем.Уже работая в милиции, Елена как-то услышала, что в Тюмени организовались курсы медсестер, и неугомонная девушка решила попробовать свои способности и на этом поприще. С детства мечтавшая стать медиком, в своем страстном желании делать людям добро, она не раздумывая, поступила на курсы, и 30 мая 1941 года успешно окончила их. Желание сбылось, и счастливая миловидная Леночка Ковязина щедро делилась с близкими своей радостью: ей присвоили звание медсестры. А спустя месяц от былой радости не осталось и следа. Началась Великая Отечественная война…1 июля 1941 года ей неожиданно пришла повестка, и, замирая от страха, девушка пошла в Тюменский горвоенкомат. Этот день ярким пятном навсегда остался в ее памяти: и как обстригали толстую, до пояса косу, и свои беззвучные горькие слезы – то ли по утраченной девичьей гордости, то ли по прежней безмятежной жизни. Пока соленые ручейки катились по щекам 23-летней девушки, никогда не знавшей косметики, голос незнакомого «парикмахера» нашептывал где-то рядом, что вот, мол, ты уже солдат, а солдаты не плачут.А через неделю находящуюся в резерве Елену вместе с другими медсестрами эшелоном отправили в Москву. Стоя в общей очереди за обмундированием, и долгими беспокойными ночами в палатке, ей все еще происходящее казалось страшным сном. И где-то в глубине души отчаянно билась крохотная надежда, что однажды утром все непременно изменится, и жизнь вернется в прежнее русло. Но перемены пришли другие…Война для рядовой медицинской сестры Елены Ковязиной началась с Калининского фронта, но очень скоро их часть перебросили по до Ржев. И здесь она впервые так близко столкнулась со смертью. Вытаскивая с поля боя раненных, совсем рядом разорвался снаряд: вторая медсестра, еще секунду назад тащившая на себе раненого бойца, погибла. А Елена, словно родившаяся в рубашке, получила контузию, и после лечения в медсанбате вновь стала в строй. Ей уже не было страшно, словно переступив порог чувствительности, и, пройдя свое крещение, открылись тайные человеческие резервы, и из всех желаний осталось одно, заветное – победа.Война продолжалась…. В конце 1942 года их часть 307-го авиационного госпиталя 9-ой воздушной армии направили на восток. И здесь военной медицинской сестре Елене Ковязиной предстояла нелегкая служба. Под свист пуль и грохот бомбежек, вытаскивая с поля боя тяжелораненых, наряду со всеми, она оказывала им первую медицинскую помощь, совсем не думая о себе. От усталости темнело в глазах, и кружилась голова, от боли ныло все тело, но, превозмогая себя, Елена шла вперед, в очередном стремлении спасти хотя бы еще одну жизнь. Врачи и медсестры отчаянно боролись за жизнь каждого солдата, и требовалось много крови, которой всегда не хватало. Чтобы спасти раненых, военные люди в белых халатах сами сдавали кровь, и пять литров хрупкой Елены Ковязиной сохранили жизнь не одному советскому солдату.Долгожданное слово «победа», прозвучавшее по радио 9 мая 1945 года, вызвало в госпитале всеобщее ликование. Забыв про усталость, все быстро накрыли большой стол, и под громкие песни и задорные пляски всем миром отметили желанную весть.По окончание войны с Японией Елена, будучи секретарем комсомольской организации, продолжила службу на Дальнем Востоке уже вольнонаемной: по приказу Сталина всех женщин, кто носил погоны, постепенно стали переводить на вольнонаемный состав. Домой Елена вернулась только в 1947 году, и жизнь пошла своим чередом…После трехмесячной проверки Елену Дмитриевну приняли на работу в оперативный отдел УВД, и вскоре избрали секретарем комсомольской организации. Но прошло десять лет, и отдел ликвидировали. Следующим и последним местом работы для Елены Дмитриевны Ковязиной стал небольшой, но дружный коллектив Госавтоинспекции. Здесь на уже знакомой должности делопроизводителя она отработала 20 лет. И помимо основной работы деятельная натура Елены Дмитриевны проявила себя еще в одном качестве – редактор газеты «Светофор», которая всегда занимала первое место среди других подразделений УВД.И даже после выхода на заслуженный отдых, она частенько заглядывала на любимую бывшую работу, которая была ее единственной отдушиной. Ее и сегодня не забывают коллеги и бывшие ученицы, с особенной благодарностью вспоминая при каждой московской проверке.Вглядываясь в глаза этой стойкой 91-летней женщины, я в который раз поражалась той мужественности, с которой она достойно принимала все удары судьбы. Война пагубно сказалась на женском здоровье, и Елена Дмитриевна не смогла иметь детей. Пятеро братьев, погибших на войне, и ушедший на 95-м году жизни муж – кадровый военный, полковник, с первого и до последнего дня всегда бывший на передовой. Михаил Федорович отметил победу в Берлине, оставив свою надпись на Берлинской стене.  Награды Елены Дмитриевны (орден «Великой Отечественной войны» второй степени, 10 медалей и 2 знака), увы, никогда не заменят утраченное здоровье и не вернут к жизни дорогих ей людей.Я смотрела в лицо этой обыкновенной героической женщины, и пыталась постичь секрет ее стойкости, не менее важной и в наши дни. Хотелось бы думать, что тогда у них не было выбора, так нет же, он есть всегда. Хотелось оправдаться за всех сегодняшних, переложив всю ответственность на безликие плечи. Но ответственность на каждом из нас. Хотелось…. Но скромное слово «солдат», без всяких почестей и регалий, напрочь запало в душу.  Все на этих сильных плечах, все в этих крепких руках, но … солдат никогда не жалуется и не плачет…

В старенькой хрущевке на втором этаже, в тесной однокомнатной квартирке скромно доживает свой век тихая пожилая женщина. Она почти не выходит из дому, и нынешние дошколята из соседних домов даже и не подозревают о ее существовании. Они еще не знают нашей истории, и навряд ли уже смогут услышать ее из уст тех, кто творил ее своими руками…

Леночку Ковязину пятимесячной малышкой привезли из Тобольска в Тюмень. В ее многодетной интеллигентной семье всегда царила дружеская атмосфера. Отец, работавший бухгалтером, и мать – делопроизводитель в одном из городских учреждений, не жалея душевной теплоты, и не взирая на все трудности жизни, сумели вырастить и достойно воспитать всех своих девятерых детей. Детство пролетело незаметно, и по окончание 7 классов Лена поступила в вечернюю школу.

Шло время. И вскоре Елену пригласили работать на Тюменский завод «Республиканец» на должность делопроизводителя. Верно, унаследованная от матери профессия очень нравилась девушке, и все ей было по плечу. А руководство завода, гордясь столь способным и грамотным сотрудником, иногда доверяло самые важные и секретные документы.

Так промелькнули годы, и однажды в 1937 году молодому талантливому секретарю предложили по комсомольской путевке перейти на службу в городской отдел внутренних дел. Отправляясь на собеседование, Лена и не знала, что в эти дни судьба навсегда свяжет ее с людьми в погонах. А тогда, отмеряя шагами милицейские коридоры, ее сердце то щемило от благоговения, то трепетало от радостной возможности примкнуть к рядам работавших здесь сотрудников. Так городской отдел внутренних дел пополнился еще одним работником, Еленой Ковязиной, — новым секретарем-делопроизводителем.

Уже работая в милиции, Елена как-то услышала, что в Тюмени организовались курсы медсестер, и неугомонная девушка решила попробовать свои способности и на этом поприще. С детства мечтавшая стать медиком, в своем страстном желании делать людям добро, она не раздумывая, поступила на курсы, и 30 мая 1941 года успешно окончила их. Желание сбылось, и счастливая миловидная Леночка Ковязина щедро делилась с близкими своей радостью: ей присвоили звание медсестры. А спустя месяц от былой радости не осталось и следа. Началась Великая Отечественная война…

1 июля 1941 года ей неожиданно пришла повестка, и, замирая от страха, девушка пошла в Тюменский горвоенкомат. Этот день ярким пятном навсегда остался в ее памяти: и как обстригали толстую, до пояса косу, и свои беззвучные горькие слезы – то ли по утраченной девичьей гордости, то ли по прежней безмятежной жизни. Пока соленые ручейки катились по щекам 23-летней девушки, никогда не знавшей косметики, голос незнакомого «парикмахера» нашептывал где-то рядом, что вот, мол, ты уже солдат, а солдаты не плачут.

А через неделю находящуюся в резерве Елену вместе с другими медсестрами эшелоном отправили в Москву. Стоя в общей очереди за обмундированием, и долгими беспокойными ночами в палатке, ей все еще происходящее казалось страшным сном. И где-то в глубине души отчаянно билась крохотная надежда, что однажды утром все непременно изменится, и жизнь вернется в прежнее русло. Но перемены пришли другие…

Война для рядовой медицинской сестры Елены Ковязиной началась с Калининского фронта, но очень скоро их часть перебросили по до Ржев. И здесь она впервые так близко столкнулась со смертью. Вытаскивая с поля боя раненных, совсем рядом разорвался снаряд: вторая медсестра, еще секунду назад тащившая на себе раненого бойца, погибла. А Елена, словно родившаяся в рубашке, получила контузию, и после лечения в медсанбате вновь стала в строй. Ей уже не было страшно, словно переступив порог чувствительности, и, пройдя свое крещение, открылись тайные человеческие резервы, и из всех желаний осталось одно, заветное – победа.

Война продолжалась…. В конце 1942 года их часть 307-го авиационного госпиталя 9-ой воздушной армии направили на восток. И здесь военной медицинской сестре Елене Ковязиной предстояла нелегкая служба. Под свист пуль и грохот бомбежек, вытаскивая с поля боя тяжелораненых, наряду со всеми, она оказывала им первую медицинскую помощь, совсем не думая о себе. От усталости темнело в глазах, и кружилась голова, от боли ныло все тело, но, превозмогая себя, Елена шла вперед, в очередном стремлении спасти хотя бы еще одну жизнь. Врачи и медсестры отчаянно боролись за жизнь каждого солдата, и требовалось много крови, которой всегда не хватало. Чтобы спасти раненых, военные люди в белых халатах сами сдавали кровь, и пять литров хрупкой Елены Ковязиной сохранили жизнь не одному советскому солдату.

Долгожданное слово «победа», прозвучавшее по радио 9 мая 1945 года, вызвало в госпитале всеобщее ликование. Забыв про усталость, все быстро накрыли большой стол, и под громкие песни и задорные пляски всем миром отметили желанную весть.

По окончание войны с Японией Елена, будучи секретарем комсомольской организации, продолжила службу на Дальнем Востоке уже вольнонаемной: по приказу Сталина всех женщин, кто носил погоны, постепенно стали переводить на вольнонаемный состав. Домой Елена вернулась только в 1947 году, и жизнь пошла своим чередом…

После трехмесячной проверки Елену Дмитриевну приняли на работу в оперативный отдел УВД, и вскоре избрали секретарем комсомольской организации. Но прошло десять лет, и отдел ликвидировали. Следующим и последним местом работы для Елены Дмитриевны Ковязиной стал небольшой, но дружный коллектив Госавтоинспекции. Здесь на уже знакомой должности делопроизводителя она отработала 20 лет. И помимо основной работы деятельная натура Елены Дмитриевны проявила себя еще в одном качестве – редактор газеты «Светофор», которая всегда занимала первое место среди других подразделений УВД.

И даже после выхода на заслуженный отдых, она частенько заглядывала на любимую бывшую работу, которая была ее единственной отдушиной. Ее и сегодня не забывают коллеги и бывшие ученицы, с особенной благодарностью вспоминая при каждой московской проверке.

Вглядываясь в глаза этой стойкой 91-летней женщины, я в который раз поражалась той мужественности, с которой она достойно принимала все удары судьбы. Война пагубно сказалась на женском здоровье, и Елена Дмитриевна не смогла иметь детей. Пятеро братьев, погибших на войне, и ушедший на 95-м году жизни муж – кадровый военный, полковник, с первого и до последнего дня всегда бывший на передовой. Михаил Федорович отметил победу в Берлине, оставив свою надпись на Берлинской стене. Награды Елены Дмитриевны (орден «Великой Отечественной войны» второй степени, 10 медалей и 2 знака), увы, никогда не заменят утраченное здоровье и не вернут к жизни дорогих ей людей.

Я смотрела в лицо этой обыкновенной героической женщины, и пыталась постичь секрет ее стойкости, не менее важной и в наши дни. Хотелось бы думать, что тогда у них не было выбора, так нет же, он есть всегда. Хотелось оправдаться за всех сегодняшних, переложив всю ответственность на безликие плечи. Но ответственность на каждом из нас. Хотелось…. Но скромное слово «солдат», без всяких почестей и регалий, напрочь запало в душу. Все на этих сильных плечах, все в этих крепких руках, но … солдат никогда не жалуется и не плачет…

Комментарии (/blogi/20185-kovyazina-elena-dmitrievna/)