Live

Неожиданные впечатления о нашем городе и его обитателях человека, впервые оказавшегося в России

Неожиданные впечатления о нашем городе и его обитателях человека, впервые оказавшегося в России
  Неожиданные впечатления о нашем городе и его обитателях человека, впервые оказавшегося в России Недавно идеолог и основатель Rabbithole (он является боссом моей подруги, которая живет и работает в Индии) решил исполнить давнюю мечту — побывать в России. Свое довольно необычное для жителей нынешней Индии желание Ариндам объяснил так: о северной загадочной стране грезил с юности, представляя себе безразмерную землю с бесконечным горизонтом, широкими дорогами, высокими домами и большими людьми. Мальчишкой смотрел советские фильмы и каждый месяц дрался с братом за право первым прочитать журналы «Советский Союз» и «Спутник» на бенгальском языке. НУ НЕ ЕЛИСЕЙСКИЕ ПОЛЯ. И ВСЕ ЖЕ... Слышать добрые слова о Родине приятно. Но звучали они неубедительно, казались вежливостью интеллектуала. Особенно для моей мамы, которая, узнав о приезде зарубежного гостя, закомплексовала: чем же занимать его в Самаре целых десять дней?! Ну сводили бы на балет: национальная гордость в почетном ряду с ракетами и нефтью. К досаде, театральный сезон еще не начался… Выставка Пикассо и Дали? Ну это уж на самый крайний случай: что наша выставка по сравнению с музеем Дали в хорошо знакомой Ариндаму Барселоне?.. Ленинградская улица? А не скучно ли будет гостю, который в прошлом не один раз по Пикадилли гулял? Может, набережная? Ну это на одну вечернюю прогулку. Однако все вышло наоборот. В Самаре Ариндам отыскал нечто, заставившее его поменять в Дели купленный билет и остаться в волжском городе еще на несколько дней. Причины удивительные для нас, так часто и привычно хающих город. Все началось с моего малодушия: переживала за потрепанные улицы старого центра. Ленинская, Ульяновская, Арцыбушевская, Маяковского — ведь не избежать на пути к нашему дому на Садовой. С разных сторон они оплетают Самарскую площадь паутиной деревянных домов. Молча и опустив глаза веду Ариндама по Ярмарочной, Ульяновской, через Губернский рынок к вокзалу. Остается лишь смириться, что не всем городам суждено родиться Токио или Вашингтоном… Стоп! «У трех дорог» (где сходятся Арцыбушевская, Ульяновская и Ярмарочная) спохватываюсь: нет рядом гостя! А вот он, отстал. Искушенный причудливой архитектурой Востока, объездивший полсвета, он не переставал щелкать затвором камеры с отрешенной улыбкой. Резные карнизы и ставни, бревенчатые срубы с маленьким крылечком, иногда нестойким и покосившимся, широкие ворота с четырехлапым мохнатым сторожем во дворе — все это осталось «в цифре» и в памяти, а позднее стало основой для рисунков и акварелей. Почему?.. Ведь мама и папа, друзья, знакомые, активные тусовщики и завсегдатаи «богемных» чайных и артстудий — все старались придумать для моего босса так называемые развлечения развитых стран. С гордостью показали боулинг в одном из клубов и IKEA (ведь они в первых строчках must-visit списка города). Накормили русскими и кавказскими творениями известных шеф-поваров (да что там ливанская, тайская, бенгальская и кашмирская кухня по сравнению с нашим шашлычком!). Познакомили с ночной жизнью волжского города («Самара — это же второй Берлин!») и сподвигли на умопомрачительный шопинг (у нас есть и Zara, и Hugo Boss, и...). Все это мы проделывали, с упорством прикидываясь Европой и искренне недоумевая, чем столь сильно привлекает индийца убогий «частный сектор» в центре города. Я пыталась понять, причуда ли это гостя, желание казаться оригинальным или за пристрастием к простому (почти уродливому для нас) кроется нечто большее? Оказалось, в старой части Самары Ариндам увидел реалии города с глубокой историей. По его словам, именно в этих кварталах можно почувствовать очарование старины, столь упорно искомый образованными иностранцами русский дух. В этом ему помогли не только архитектура, атмосфера и композиция города, но и сами старожилы. Автор текста Марина Орлова.

Неожиданные впечатления о нашем городе и его обитателях человека, впервые оказавшегося в России

Недавно идеолог и основатель Rabbithole (он является боссом моей подруги, которая живет и работает в Индии) решил исполнить давнюю мечту — побывать в России. Свое довольно необычное для жителей нынешней Индии желание Ариндам объяснил так: о северной загадочной стране грезил с юности, представляя себе безразмерную землю с бесконечным горизонтом, широкими дорогами, высокими домами и большими людьми. Мальчишкой смотрел советские фильмы и каждый месяц дрался с братом за право первым прочитать журналы «Советский Союз» и «Спутник» на бенгальском языке.

НУ НЕ ЕЛИСЕЙСКИЕ ПОЛЯ. И ВСЕ ЖЕ...

Слышать добрые слова о Родине приятно. Но звучали они неубедительно, казались вежливостью интеллектуала. Особенно для моей мамы, которая, узнав о приезде зарубежного гостя, закомплексовала: чем же занимать его в Самаре целых десять дней?! Ну сводили бы на балет: национальная гордость в почетном ряду с ракетами и нефтью. К досаде, театральный сезон еще не начался… Выставка Пикассо и Дали? Ну это уж на самый крайний случай: что наша выставка по сравнению с музеем Дали в хорошо знакомой Ариндаму Барселоне?.. Ленинградская улица? А не скучно ли будет гостю, который в прошлом не один раз по Пикадилли гулял? Может, набережная? Ну это на одну вечернюю прогулку.

Однако все вышло наоборот. В Самаре Ариндам отыскал нечто, заставившее его поменять в Дели купленный билет и остаться в волжском городе еще на несколько дней. Причины удивительные для нас, так часто и привычно хающих город.

Все началось с моего малодушия: переживала за потрепанные улицы старого центра. Ленинская, Ульяновская, Арцыбушевская, Маяковского — ведь не избежать на пути к нашему дому на Садовой. С разных сторон они оплетают Самарскую площадь паутиной деревянных домов.

Молча и опустив глаза веду Ариндама по Ярмарочной, Ульяновской, через Губернский рынок к вокзалу. Остается лишь смириться, что не всем городам суждено родиться Токио или Вашингтоном… Стоп! «У трех дорог» (где сходятся Арцыбушевская, Ульяновская и Ярмарочная) спохватываюсь: нет рядом гостя! А вот он, отстал. Искушенный причудливой архитектурой Востока, объездивший полсвета, он не переставал щелкать затвором камеры с отрешенной улыбкой. Резные карнизы и ставни, бревенчатые срубы с маленьким крылечком, иногда нестойким и покосившимся, широкие ворота с четырехлапым мохнатым сторожем во дворе — все это осталось «в цифре» и в памяти, а позднее стало основой для рисунков и акварелей.

Почему?.. Ведь мама и папа, друзья, знакомые, активные тусовщики и завсегдатаи «богемных» чайных и артстудий — все старались придумать для моего босса так называемые развлечения развитых стран. С гордостью показали боулинг в одном из клубов и IKEA (ведь они в первых строчках must-visit списка города). Накормили русскими и кавказскими творениями известных шеф-поваров (да что там ливанская, тайская, бенгальская и кашмирская кухня по сравнению с нашим шашлычком!). Познакомили с ночной жизнью волжского города («Самара — это же второй Берлин!») и сподвигли на умопомрачительный шопинг (у нас есть и Zara, и Hugo Boss, и...). Все это мы проделывали, с упорством прикидываясь Европой и искренне недоумевая, чем столь сильно привлекает индийца убогий «частный сектор» в центре города.

Я пыталась понять, причуда ли это гостя, желание казаться оригинальным или за пристрастием к простому (почти уродливому для нас) кроется нечто большее? Оказалось, в старой части Самары Ариндам увидел реалии города с глубокой историей. По его словам, именно в этих кварталах можно почувствовать очарование старины, столь упорно искомый образованными иностранцами русский дух. В этом ему помогли не только архитектура, атмосфера и композиция города, но и сами старожилы.

Автор текста Марина Орлова.

Комментарии (/blogi/22189-neozhidannye-vpechatleniya-o-nashem-gorode-i-ego-obitatelyakh-cheloveka-vpervye-okazavshegosya-v-ros/)