Live

«Мгзавреби» вернулись в Тюмень

«Мгзавреби» вернулись в Тюмень
Помнится, в школе говорили, что аксиома – это истина, не требующая доказательств.

Помнится, в школе говорили, что аксиома – это истина, не требующая доказательств.

Итак, аксиома номер раз: те, кто хоть раз вживую услышали грузинских музыкантов Мгзавреби, как правило, не пропускают их следующий концерт. И аксиома номер два: с приездом этой группы начинается весна не только за окном, но и в сердцах слушателей.

– О, всё те же лица! – с улыбкой обращается грузинка к моей подруге. Так сложилось, что уже несколько концертов они стоят рядом возле сцены. Перекидываются парой фраз, как старые знакомые. Осматриваюсь. Вокруг много «новеньких», но всё же немало тех, кто приходит из концерта в концерт. Понятно, почему идут грузинские семьи – из-за любви к родной культуре и языку. Но что здесь делают остальные? Ведь вообще непонятно, о чём поют музыканты! Что же тогда притягивает людей раз за разом?

Перевод песням Мгзавреби не требуется. Солист группы Гиги Дедаламазишвили заботливо рассказывает маленькие предыстории каждой из них. Про композицию «Dzala estobashia» («Сильные вместе») он говорит, что мир никогда не будет таким, как мы хотим. Мы можем спорить, и у каждого будет своя правда, но лучше держаться вместе. Как не банально, но сила – в единстве. А какие-то песни, особенно русскоязычные, в особом представлении не нуждались. Композиции «Просыпается заря», «Прорвёмся», «Если я» и «Потому что я верю в чудеса» зал узнавал с первых аккордов.

Гиги любит поговорить. Часто во время разговора со зрителями обращается к своим напарникам по сцене. Их диалоги наполнены тонкой, но в то же время тёплой иронией. Эдакий дружеский стёб. Когда на одной из песен микрофон начал предательски свистеть, он начал в шутку рассказывать, что такие «завязки» преследуют их все время. Для Гиги чем-то занять слушателя, пока настраивают звук – не проблема. Музыкант рассказал, как однажды группа выступала в новогоднюю ночь, и пока отстраивали звук, он с успехом травил анекдоты. Целый час!


Сердечное тепло грузин передаётся постепенно, словно заходишь в море, а волны сначала обнимают живот, затем грудную клетку, ещё немного — и можно уйти под воду с головой. Вздрагиваю от лёгкого удара локтём в затылок. Поворачиваюсь. Виновница миниатюрна. Видно, что она только пробилась к сцене. Она гладит меня по волосам и коротко извиняется за то, что так разошлась в танце. Удивительно, но на пару часов в толпе действует негласная заповедь: относись к незнакомцу с той же деликатностью, как и к близкому своему. Когда все вокруг поют, неважно русскоязычные песни или просто тянут гласные, то становятся единым целым.

Приходит время петь «Ramdens» («Сколько?»). Гиги признается, что после такого веселья, играть её не хочется. В Грузии если уж радуются, то со вселенским масштабом, а если грустят, то «сколько сердце человеческое способно вынести», как поётся в этой песне. Когда Гиги кричит в припеве Ramdens, смотреть на него тяжело. Почему-то вспомнилось, что американцы часто в качестве утешения говорят I’ve been there (И я там был). Глубокая печаль более напоминает место, нежели просто эмоцию. Необитаемый остров, с которого пытаешься выплыть на самодельном плоту, как Робинзон Крузо. У людей, стоящих вокруг, во взгляде читалась именно «И я там был», ведь у всех бывают чёрные полосы.

Писатель Евгений Гришковец очень тонко описал состояние, которое испытывает человек, который впервые попал на застолье в Грузии: «Никакие записи не передадут этой мощи. Этот звук проникает всюду и всё собой заполняет. Этот звук как бы изменяет сам воздух, ионизирует его и очищает. Есть полное ощущение, что когда вдыхаешь воздух, наполненный звучанием грузинского хора, ты вдыхаешь что-то очень древнее и исцеляющее сердце и душу… Да и другие органы. Этот воздух имеет даже другую плотность, его почти пьёшь, как самое светлое и чистое вино».

Конечно, живое выступление группы – не застолье, да и сами Мгзавреби – не хор. Но их музыка – то самое вино. Напиток, которым гости издалека щедро угощают зрителей. Песни Мгзавреби переливаются и искрятся, до отказа наполненные лёгкостью бытия, искренностью и добротой.

Семеро музыкантов на сцене выглядят как компания друзей. Может, поэтому они решили назвать группу именно «странники», то есть люди которые путешествуют плечом к плечу. Из современных инструментов на сцене видны электропианино, флейта, гитара и бас-гитара. Остальные же – сплошь этнические. Полной ударной установкой в группе не пользуются, есть только бочка. Из экзотики перуанский «ударный» ящик – кахон и африканский барабан из дерева, обтянутый кожей – джембе. Но всё-таки инструментальной изюминкой является пандури, который выглядит, как наша балалайка, только гриф длиннее и звук резче. В одной из самых заводных композиций «Isev da Isev» («Снова и снова») Гуга Кублашвили, исполняя соло на пандури, зажмуривает глаза и улыбается всей душой.

Мгзавреби сыграли пару новых песен, которых пока нет в записи. Их пока исполняют только в туре, но они обязательно войдут в альбом, который группа планирует записать осенью. Названия новинок без знания грузинского на слух не запомнить, но Гиги описал, о чём они. Одна из них о том, что любовь не должна становится привычкой. Пронзительная композиция с налётом легкой грусти. Её звучание по стилистике напомнило «Если протянешь руку» из альбома трёхлетней давности «Мгзаврули», а по силю – Ramdens. Вторая же композиция переводится как «Выходи», она призывает выйти из депрессии. У музыкантов вышла очень мотивирующая песня, очень танцевальная, как и «Mgeli Chven Ras Dagvaklebs» («Нам не страшен серый волк»). И всё-таки ассоциации с теми или иными их старыми песнями не говорят о том, что они повторяются. Они остаются верны себе, но вместе с тем не боятся экспериментировать ни с выбором инструментов, ни со смыслами.

Музыканты сами говорят о том, что они очень изменились с их первого альбома. Группа существует уже десять лет, популярность пришла к ним пару лет назад, но при этом ни о какой «звёздной болезни» не может идти и речи. Гиги смущается читать не записки, а целые письма благодарностей, которые приносят зрители в течение всего концерта. У фронтмена есть традиция спускаться в толпу, и он каждый раз делает это и в маленьком клубе, и на крупнейшем рок-фестивале «Нашествие». Он с лёгкостью обнимает поклонников и соглашается на селфи. Мгзавреби пленяют своей неподдельной искренностью. Стоит ли сомневаться, что в нашем городе их будут с нетерпением ждать и в пятый раз?

Материал подготовила Дарья Вехтева

Фотограф Вадим Рейман

Комментарии (/novosti/121876-mgzavrebi-vernulis-v-tyumen/)

Последние новости