Не надо нас жалеть: о первом инклюзивном спектакле в Тюмени - Мой-портал.ру
Live

Не надо нас жалеть: о первом инклюзивном спектакле в Тюмени

Не надо нас жалеть: о первом инклюзивном спектакле в Тюмени
Документальный спектакль «Я говорю» - первый для города театральный опыт работы с инклюзией. Режиссёр спектакля Юлия Вологжанина на лекции проекта CreativeMornings рассказала о стереотипах, связанных с людьми с ограниченными возможностями здоровья и о том, как обстоят дела на самом деле

Справка
Инклюзия (от inclusion – включение) – процесс реального включения людей с инвалидностью в активную общественную жизнь. Инклюзия предполагает разработку и применение конкретных решений, которые позволят каждому человеку равноправно участвовать в общественной жизни.

CreativeMornings – это бесплатные лекции, которые совмещены с завтраком. Подобные встречи проходят во многих городах мира. В Тюмени полезные утренние встречи проводят раз в месяц с июня 2017 года.

Юлия Вологжанина – режиссёр и художественный руководитель театральной компании Crossway (Москва, Тюмень). На апрельской лекции проекта CreativeMornings Юлия рассмотрела инклюзию с точки зрения современного искусства и отношения к людям с ограниченными возможностями здоровья в обществе.


«Герой – не я, что спектакль поставила, а герои ребята, что в нём играли»
Я работаю в центре культуры и творчества «Тюмень» и в августе 2018 года начальник отдела сказала: «Нам нужно сделать какой-нибудь инклюзивный проект». Я очень долго открещивалась, не потому что боялась. Никогда не работала с инклюзией. Единственный подобный опыт – в 2010 году. Никогда не работала с инклюзией. Единственный подобный опыт – в 2010 году. Тогда ещё жила и училась в Тобольске и играла в инклюзивном спектакле Свободного молодёжного театра. В том спектакле ребята с ОВЗ (ограниченные возможности здоровья - прим.ред.) были только на второстепенных ролях. А в своём спектакле, если уж его делать, я хотела, чтоб ребята с инклюзией играли сами. Две недели меня уговаривали всей работой и в итоге я согласилась.

В спектакле играют тринадцать человек. Десять из них – с ограниченными возможностями здоровья. Ещё в «Я говорю» принимают участие специалист реабилитационного центра инвалидов и две мамы ребят, у которых отклонения в психическом развитии.

25 ноября в ДК «Торфяник» в Тарманах была премьера спектакля. За несколько месяцев до этого мы поучаствовали в конкурсе грантов «Моя идея», выиграли грант  и начали работу. Первые полторы недели мне было сложно работать с ребятами, потому что я боялась, что я скажу что-то не так. Потом мне надоело постоянно испытывать тревогу и на одной из репетиций я спросила у актёров как с ними правильно общаться. На что они мне ответили: «Да не надо с нами сюсюкаться, мы ж не маленькие». У меня с глаз спала пелена, когда они чётко поставили задачу: «Можно даже кричать на нас, если мы что делаем нет так. Мы нормальные, здоровые люди».


Инклюзия – это не про границы и жалость
Среди тех, кто пришёл на премьеру было много моих знакомых, и когда я вышла после показа в фойе, чтобы пообщаться, они рыдали в голос. А в спектакле нет ни одного драматического момента. Мы всё сделали смешно, у нас получился эдакий КВН. Я говорю: «А чего вы все рыдаете?». Один парень гениально ответил: «Потому что они живут яркой и полной жизнью, а я – нет». Говорю: «Кто тебе здоровому мешает жить яркой и полной жизнью». 

Всегда есть какие-то отговорки: лень, нежелание что-то делать. А ребята из моего спектакля и вообще те, у кого есть ОВЗ говорят: «Нам итак в жизни однажды не повезло, поэтому мы пытаемся ловить каждый момент жизни, наслаждаться». Они ходят в походы, у многих есть семьи, есть дети, они работают, получают второе образование, у них куча хобби. Неделю назад все актёры собирались прийти на CreativeMornings, в итоге пришла одна Наташа, потому что все заняты на своих мероприятиях. 

Да, они правда живут в каком-то своём закрытом мире и в этом суть инклюзии – выходить за рамки. Но инклюзия – это не их адаптация к жизни. Это мы адаптируемся к ним. Мы сами себе выстраиваем границы, что если у них есть какое-то заболевание, то надо с ними очень нежно общаться. Но они же не хрустальные. Они сами об этом говорят: «Не надо нас жалеть». И это очень правильная позиция. Кому-то было сложнее, кому-то проще, потому что он с детства активный и он нормально адаптирован.


О механике спектакля
Спектакль «Я говорю» - это финальная точка проекта «Proжизнь», потому проект включал себя не только постановку спектакля, но и занятия по SMM. Я рассказывала как правильно вести аккуанты в Вконтакте, Instagram. Показывала им страницы ребят, которые тоже получили травмы и ведут страницы. Говорила о том, что об этом можно рассказывать миру, что не нужно бояться говорить о своих проблемах. 

Постановка была документальной. Сначала думала в какой это форме всё показывать, а потом поняла, у некоторых ребят проблемы с памятью. Единственное, что они точно не забудут – про себя, про свои истории. Мы сделали документальный спектакль, который состоит из четырёх частей. Одна из них – истории из детства, веселые случаи. Актёры рассказывали истории через кукол, которых сделали сами при помощи художницы. Удивительно насколько куклы походили на них, конечно, художница помогала им делать черты лица, но основную работу они делали сами. Куклы остались у них на память. 

Вторая часть спектакля про их увлечения. Они делали театральные этюды. Причём знаете как они делали? Я им давала задание, уходила двадцать минут попить чай. В итоге они  показывали такие этюды, что не все студенты театральных вузов или актёры любительских театров могут сделать подобное. У них такая крутая фантазия, поэтому я получала потом кайф на репетициях. Семьдесят процентов спектакля сделан ребятами, я просто всё это выводила в общую линию. Если нужно было найти реквизит, я давала им задание, они делали пару звонков и они находили нужные вещи. 



Ситуации, на которые делали этюды  – поход, встреча в автобусе. Мы сделали так, что один актёр рассказывает историю, а остальные иллюстрируют через пантомиму . В финальной части актёры поделились личными рецептами счастья. Зал пробило на том моменте, когда Резеда, которой очень сложно говорить, сказала: «Для меня счастье – это солнышко в окошке». Всё там лёг весь зал. Хотя для меня было непонятно, чего все рыдают.
В январе играли «Я говорю» в МТЦ «Космос» и делали его благотворительным, собрали пятнадцать тысяч на реабилитацию маленькой девочки с ДЦП. Самое важное, что мама этой девочки подошла после спектакля и сказала: «Моей дочери три года и я совершенно не знаю и очень боюсь, какое её ждёт будущее, но посмотрев на то, что сделали сегодня вы я понимаю, что не всё так плохо и у Майи может быть полноценная и яркая жизнь». Для меня это были главные слова за весь проект.

«Proжизнь» уже почти год. Надеюсь, что этот проект помогает понять, что особенности здоровья – это не замкнутый круг, откуда нет выхода. Важно, что зрители приходят на спектакль и осознают, что с людьми с ОВЗ можно общаться, дружить  и они ничем не отличаются от здоровых людей. Многие из актёров получили развитие в этом проекте. Для кого-то начать общаться с людьми, обниматься и сказать самому три строчки в спектакле – огромный прогресс.

P.S.  Следующий показ спектакля «Я говорю» пройдёт 17 мая в школе №92. Вход свободный. Информация о точном времени показа появится в паблике спектакля.

Текст: Дарья Вехтева
Фото: из групп спектакля и CreativeMornings  
Комментарии (/articles/615177-ne-nado-nas-zhalet-o-pervom-inklyuzivnom-spektakle-v-tyumeni/)