Медные трубы, бубны и флейты теперь молчат – ты стал такой, как все - Мой-портал.ру

Медные трубы, бубны и флейты теперь молчат – ты стал такой, как все

Медные трубы, бубны и флейты теперь молчат – ты стал такой, как все
Закончились гастроли екатеринбургского Центра современной драматургии в МТЦ «Космос». ЦСД – это место, где могут экспериментировать молодые драматурги, режиссеры и актеры. В Тюмени они провели 3 дня и показали 12 спектаклей.
Выбирать, куда сходить, было непросто. В итоге выбор пал на «Мне мое солнышко больше не светит». Очень уж название понравилось. Вот что вышло.

Посреди сцены старый диван. На нем два тела почти без движения весь спектакль. При этом у них пати-хард. Тоже примерно весь спектакль.

Это Андрей и Вадик.
У них самая обычная жизнь. А они те, кого в литературной критике называют негероические герои. Они могли бы быть героями пьесы «В ожидании Годо». Если бы они его, конечно, ждали. В процессе же кажется, что не ждут они примерно ничего. А дожидаются при этом разного.

Начинают они сразу с козырей. А именно с диалога, в котором объединяется идея пассионарности Гумилева и противоестественность унитазов для человеческой природы.



Дальше в их квартире появляется полиция, бомж, сетевые продавцы посуды, аниматор со дня рождения освободившегося уголовника и даже ангел. Разные куски жизни, приносящие разные типы безумия окружающего мира.

И каждый из пришедших рассказывает какую-то свою историю. При этом меняется сценическое освещение, все вокруг замирает. И ребята слушают.

А слушают они, надо сказать, отлично. Лучше, чем некоторые зрители в зале. И так же хорошо рассказывают свои истории. Нелепые, но жизненные. Истории обычных молодых людей, плюс сны про Газманова.

И пусть мне мое солнышко больше и не светит, и вроде они такие как все. Но эта обычная жизнь, которая часто кажется абсолютно бессмысленной, когда «только за компом и можешь сидеть», на самом деле может быть настоящей. И для вечности ты не хуже сына маминой подруги.

Жаль, что ЦСД уже уехал. И хорошо, что Екатеринбург рядом, и они приедут еще.