Live

«Мгзавреби» встретились с тюменскими поклонниками

«Мгзавреби» встретились с тюменскими поклонниками
В коворкинге «Моя территория», в преддверии концерта группы «Мгзавреби», музыканты ответили на вопросы горожан в формате творческой встречи.

В коворкинге «Моя территория», в преддверии концерта группы «Мгзавреби», музыканты ответили на вопросы горожан в формате творческой встречи.

В наш город артисты приезжают в четвертый раз, но на открытый диалог вышли впервые.

С тюменцами говорили солист группы Гиги Дедаламазишвили и клавишник Давит Угрехелидзе. В основном на каверзные и не очень вопросы отвечал Гиги, а Давит его иногда дополнял, если считал нужным. После того как вопросы иссякли, фронтмену «Мгзавреби» вручили подарок. Точнее не ему, а его дочке Лиззи, которой сейчас четыре месяца. Крошечное бодди с логотипом «Моя территория» отправится в Грузию. У участников встречи была возможность сделать фото с музыкантами и получить автографы на память.


О том, каково выступать на маленьких и больших площадках

Мы очень рады, что люди нас поддерживают. В Москве, в первый день, в «Yotospace» у нас был большой зал на три тысячи человек, на следующий — мы уже играли в маленьком клубе, где было 47 человек. Сколько людей приходят – для нас не показатель, стараемся об этом не думать

На маленьких и больших площадках разные атмосферы. Поёшь и ведёшь себя по-другому. Когда немного зрителей, то всё же можешь сказать что-то личное.

На одном из фестивалей выступали три года назад. Тогда нас никто не знал, даже ведущий. Нас поставили играть самых последних. А до нас выступали серьёзные команды, которым все подпевают. И ведущий, не зная, что сказать, объявляет нас: «И сейчас, ребята, выйдут сумасшедшие грузинские рокеры…» — и тут выходим мы с народными инструментами. Народ хорошо отреагировал.

На «Нашествии» нас поставили выступать на главную сцену. Время было неплохое – шесть вечера. И до нас очень крутые и группы и после нас, которым все подпевают. Я думал, что нас никто не будет слушать. И есть у меня традиция идти в народ. Меня просили не делать этого, мол, никто этого не делал. И я всё-таки «вышел».

О том, как изменилось творчество группы за десять лет

Давит с самых первых песен – звукорежиссёр, потом он делает аранжировку, затем мастеринг. В общем, выступает в качестве нашего саунд-продюсера. Группа существует уже десять лет, песни пишем уже восемь с чем-то и в них наша жизнь. По альбомам можно проследить какими мы были в 18-20 и какие мы сейчас, в свои 30. Да, мы взрослеем, и хочется играть то, что не играли до этого, потому что раньше были только гитарные песни, и я Давита заставлял и умолял играть на клавишах. Ребята были уверены, что наши песни только гитарные. В итоге попробовали и записали. Не будешь же всё время играть на гитаре, потому что тебе будет неинтересно. И должен находить, в первую очередь, для себя интересные жанры. Но всё-таки не стоит делать так, чтобы возникало ощущение, что это уже другая музыка.

Для тех, кто знает грузинский язык, мы очень сильно поменялись. Это было очень заметно в Грузии, для нашей семьи. В третьем альбоме, который мы записывали с Евгением Гришковцом, мы добавили электрогитару и другие инструменты. Как-то пришёл домой включил маме песню «Потому что я верю в чудеса» и она сказала «Ну… другое очень. В хорошем смысле. Ты должен как-то меняться». И песня «Если я» была далека от нашей привычной темы. Мы должны замкнуться, потому что это может случиться с каждым артистом. Вот я написал «Просыпается заря», и много раз хотелось такую же песню написать, а не получится такая же. Поэтому лучше искать что-то новое.


О новом альбоме

В Тюмени исполним несколько новых песен. Они ещё не записаны. Пару раз их играли в Грузии, сейчас играем их в туре. Очень интересно, как люди воспринимают, вроде им нравится. Новый альбом планируем выпустить осенью. Не знаем ещё, как будет называться. Будет 14-15 песен. С тех пор как вышел альбом «In Vino Veritas» копили песни, не записывали и созрели для новой пластинки.

О создании текстов

Сначала создаются музыка, а с текстом сложнее. Есть песни, где стихи вырываются, но я не поэт. Знаю всегда, о чём должна быть песня, но конкретные слова не могу подобрать, а когда советуюсь с поэтами, они предлагают обычную рифму. У Миши (Мишо Мегрелишвили – шейкер, джембе) открылся скрытый талант писать стихи, и я этому очень рад.

О любой русскоязычной музыке и об отношении к каверам

Музыкальный рынок России нам очень интересен. Слушаем «Машину времени», Земфиру, «Мумий Тролль», «Чайф». Мы не делаем каверы на каких-либо исполнителей, потому что пишем свои песни. В своей песне ты свободен. Можешь выйти на сцену и говорить шёпотом и сказать, что так придумал.

О сотрудничестве с лейблом «Снегири-музыка»

ГИГИ: «Снегири-музыка» – самый доброжелательный лейбл, который я встречал.

ДАВИТ: Мы выступали вместе с Евгением Гришковцом на фестивале наших друзей журнала «Seasons of Life» – «Seasons More Amore». И после к нам подошли люди из «Снегирей» и предложили сотрудничество, и после шести месяцев раздумий и переговоров мы решили с ними работать.

ГИГИ: К продюсерам, как, наверное, и любой музыкант, отношусь с предубеждением, так как обычно они предлагают очень жёсткие условия. «Снегери-музыка» – небольшая компания в ней работают 10-15 человек, и это плюс. Они любят своё дело. Они не говорят нам, что мы должны что-то сделать. Это наши друзья. Было много предложений, которые привлекали их, но не нравились нам. Они всегда спрашивают: «Как вы хотите?» С ними очень комфортно работать, потому что дружба на первом месте, а уже далее – дела. Олег (Олег Нестеров – руководитель лейбла) появляется раз в полтора или два месяца, и мы обсуждаем дальнейшие планы. В «Снегирях» умеют слушать.

О любви к театру(Гиги – актёр в прошлом)

Когда бываю в Москве, то график очень плотный. Во время учебы в институте часто смотрел постановки МХАТа. Театру ты должен отдать всё, что у тебя есть, поэтому очень отличаются актёры, которые играют в театре и в кино. Голливудские актёры Аль Пачино, Гарри Олдман говорят, что кино –развлечение, но настоящее –театр.

О саундтреках

Нам ещё не предлагали написать саундтрек, но наши песни взяли для одного русско-армянского сериала. Ещё взяли для фильма «Млечный путь (режиссёр – Анна Матисон), там играет Сергей Безруков. Приятно, что выбрали «4:55» и последнюю, из вышедших на тот момент, Isev da Isev («Снова и снова»).

О том, какой должен быть клип

Думаю, что клип должен быть в первую очередь дешёвый, потому что не понимаю, для чего вкладывать много денег в изображение. Главное, чтобы клип помогал песне, а не наоборот. И мы, благодаря нашим друзьям-режиссёрам, всегда находим такое решение. Что-то снимаем просто, а что-то по сценарию, как в клипе для песни «Верю». Наняли актёров, построили жар-птицу. Всё делаем сами. И жар-птицу с фейерверками в этом клипе сами изготовили. Пошли на рынок, купили рейки, неделю в гараже у Гуги (Гуга Кублашвили) нашего флейтиста. Его отец приходил каждые полчаса и говорил «Хватит ребячеством заниматься». Главное, ещё от клипа не ждать больших результатов.

Материал подготовила Дарья Вехтева

Фотоотчет Павла Галактионова


Комментарии (/novosti/121857-mgzavrebi-vstretilis-s-tyumenskimi-poklonnikami/)