Live

Сибирские староверы - продолжатели традиций Кирилла и Мефодия

Сибирские староверы - продолжатели традиций Кирилла и Мефодия
Старообрядческие рукописные и печатные книги, возникшие по причине утилитарной нужды, стали, по сути, единственным продолжением древнерусской литературной традиции.

Старообрядческие рукописные и печатные книги, возникшие по причине утилитарной нужды, стали, по сути, единственным продолжением древнерусской литературной традиции.

Старославянская азбука, какой ее создали Кирилл и Мефодий, после языковой реформы Петра Великого осталась в ходу только в церковных писаниях, однако раскольники продолжали пользоваться ей и в быту.Об этом в преддверии Дня славянской письменности и культуры корреспонденту информационного агентства «Тюменская линия» рассказал кандидат исторических наук, заведующий кафедрой документоведения и документационного обеспечения управления Института истории и политических наук Тюменского государственного университета Сергей Туров.

Тюмень с округой в середине XVII века занимали территорию современного областного центра, Тюменского и Ялуторовского районов, Тугулымский район Свердловской области и часть территории Курганской области. Здесь жили старообрядцы — те, кто не принял реформу патриарха Никона. Особенность их как православных состояла в полном отказе от богослужебных книг, исправленных по новому канону.«Перед староверами встал вопрос — где брать правильную литературу?

У них имелось небольшое количество старопечатных книг, изданных до раскола, а остальное пришлось переписывать от руки. Так зародилась мощная утилитарная рукописная традиция, в каждой общине возникли свои библиотеки. Самое забавное то, что мы считаем светской русской литературой с ее речевым запасом, оборотами речи, с обращением к герою реальному, а не вымышленному, выросло как раз из старообрядческой традиции», — отметил Сергей Викторович. В пример он привел «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное». «Когда в XIX веке в одной из северных деревень его обнаружили ученые — они были шокированы.

Таким живым русским языком с просторечными оборотами в XVII веке до Аввакума никто не писал. Более того, писать о себе житие было вообще не принято», — подчеркнул историк.Сочинения зауральских старообрядцев в полном объеме были открыты только в 80-90 годы XX века. Инициатором этого стал историк, сотрудник Сибирского отделения РАН Новосибирского Академгородка Николай Покровский, который с 60-х годов организовывал ежегодные экспедиции в Сибирь и на Урал. В 80-е годы зарождаются археографические центры в Екатеринбурге и в Тюмени. Лабораторию археографии на базе ТюмГУ в 1986 году возглавил Сергей Туров.

Под руководством Сергея Викторовича проводились экспедиции в сельские районы юга Тюменской области, в Тугулымский и Верхотурский районы Свердловской области, на юг Курганской области. Коллекция древних рукописей и книг, сформированная по итогам работы историков, хранится в университетском музее археологии и этнографии. «Чаще всего книги нам дарили, так как традиция уже исчезала и истинную ценность той или иной рукописи потомки старообрядцев не понимали. Федоровское Евангелие XVII века нам отдали за две банки сгущенки!», — делится воспоминаниями ученый.Одним из уникальных памятников старообрядческой литературной традиции из коллекции ТюмГУ является певческая рукопись середины XIX века, так называемая рукопись на крюках — вид древнерусской нотной записи, по которой исполнялись песнопения во время богослужений.

По словам Сергея Турова, в это время в официальной церкви подобным способом уже никто не пользовался.Небольшая книжечка, которую автор, некий Степан Осипович Бородулин, заботливо подписал своим именем и украсил виньеткой, — канон за единоумершего, по которому он поминал своих родителей. «Такие тексты — доказательство продолжения русской допетровской традиции в быту, той самой, от Кирилла и Мефодия», — говорит историк. Помимо богослужебной литературы, исследователи обнаружили в старообрядческих деревнях оригинальные сочинения. К примеру, подложный указ императора Николая Павловича повествует о том, что якобы государь «продал всех православных христиан турецкому королю Салтану и по этому поводу издал зело страшный и нарочитый газет» с перечислением «проданных» поименно и с указанием цены. «Такие подложные указы — аналог пасквиля, это сатирический текст, который по тем временам приравнивался к государственному преступлению», — отметил Сергей Туров.

Уникальность этих рукописных произведений — не только в сохранении древнерусских традиций. «Все это — крестьянская литература, которая отражает их быт, их взгляды и представления о мире. К началу XX века добрая половина населения Тюмени были староверами, они имели совершенно другой менталитет, нежели жители остальной территории страны. В настоящее время рукописная старообрядческая традиция в Тюменской области умерла, но она еще теплится в Саянах, в дальних скитах на Енисее и Алтае, где старики осмысляют нашу жизнь с точки зрения древнерусского богословия», — подытожил историк.

Комментарии (/novosti/13946-sibirskie-starovery-prodolzhateli-traditsiy-kirilla-i-mefodiya/)