«Красная зона»: будни медицинского персонала

Если вы хоть раз задумывались о том, как работает медперсонал в «красной зоне», то сегодня мы покажем вам эту сторону жизни. Эта статья нацелена на то, чтобы опровергнуть некоторые из фактов, распространенных в интернете, а также чтобы рассказать, как справляются наши врачи в такое непростое время.

Милана Михайлова, медсестра Курганской областной клинической больницы, решила рассказать нам о своей работе.

Милана, расскажи, как ты пришла в эту профессию?

Я с детства хотела быть врачом, поэтому после окончания школы подала свои документы в КБМК (Курганский базовый медицинский колледж). Там я отучилась четыре года на лечебном деле, после поняла, что хочу быть медсестрой, и переучилась. После выпуска устроилась в Курганскую областную клиническую больницу в ожоговое отделение, а после уже перевелась в «красную зону».

Почему ты согласилась работать в «красной зоне»?

Начну с того, что это было добровольно. Когда появилась возможность, я не стала думать и сразу согласилась, потому что понимала, что медперсонала не хватает.

Как проходит твой рабочий день?

Я прихожу, медсестры с прошлой смены дают информацию о том, сколько поступило человек и сколько умерло. Если имеются пациенты, которым назначены различные процедуры, смотрю, кому из пациентов показана ингаляция, проверяю листы назначений и передаю эту информацию процедурным медсестрам. Затем надеваю защитный костюм и на нем пишу свою фамилию и имя. Далее иду на осмотр и выдаю каждому пациенту медикаменты и объясняю, когда именно и какие таблетки принимать. Измеряю давление и температуру. Если последнее высокое, смотрю назначение врача и даю жаропонижающее. Также проверяю аппараты ИВЛ. Все это я повторяю до следующего утра.

У всех ли пациентов одинаковое лечение?

Можно сказать, что да. Вся схема лечения одинакова, но у людей бывают сопутствующие заболевания и непереносимость определенных медикаментов. Поэтому мы назначаем лечение с учетом этих факторов.

15 октября 2020 года в Сеть просочилось видео, где в одной из больниц Ростовской области женщина пришла навестить мать и увидела, что в палате лежит мертвый человек. Что ты можешь сказать по этому поводу?

Если рассматривать мою больницу, то у нас такого быть не могло, как, собственно, и в других. Объясню почему: если умирает человек, на такой случай в больнице находятся хотя бы две медсестры и санитарка на смене, одна из которых вызывает реаниматолога, другая берет аппарат ЭКГ, а санитарка ставит ширму, чтобы огородить происходящее от других пациентов. Все это занимает меньше трех минут. Потом мы вызываем машину и забираем тело из палаты. Для этого у нас в больнице имеется кабинет, в который пациентам заходить запрещено.

Как ты считаешь, могло ли это быть сделано специально и за то время, пока медперсонал готовился к осмотру?

Мне кажется, что это могло быть сделано именно тогда, когда происходила подготовка, а вот специально или нет, утверждать не могу. Медсестры всегда укладываются в три минуты, поэтому минутное видео можно было снять за этот период.

Хорошо. Ну и последний вопрос: все ли надбавки, которые обещали выплачивать работникам «красной зоны», вы получаете?

Когда я пришла в отделение, нам объяснили, что у нас зарплата будет состоять из трех пунктов: выработка часов, губернаторская выплата и государственная надбавка. Если честно, я не поверила сначала, но потом, когда начала приходить заработная плата, я убедилась, что все, что нам обещали, — правда.

Именно так и живет весь медперсонал во время пандемии. Медработники проделывают огромную работу, за что многие люди им благодарны. В это непростое время важен каждый сотрудник. Радует то, что люди понимают всю ответственность, которая легла на их плечи, и каждый день они дают отпор COVID-19.

Автор: Любовь Соловейко


Автор:
Soloveyko Lubov